Активные участники гражданской войны


Уже видны заграждения по обе стороны шоссе. Въезд перекрыт проволочными воротами. Сбоку приземистый дзот, а рядом с ним три фашиста с автоматами. Они еще не видят красных звезд на бортах. Думают, что свои воз­вращаются с передовой. Они собрались уже оттащить в сторону проволочные ворота. «Будет взрыв у ворот или нет?» — думал А. Кулаков, продолжая вести танк на предельной скорости. В мгновение ока проскочила маши­на препятствие, подмяв под себя проволочное загражде­ние и часовых. Взрыва не последовало. В эфир полетела радиограмма: «Въезд в Минск со стороны Логойска не заминирован. Танкам проход свободен. У въезда справа дзот. Идем по улицам города. Слева у развалин кирпич­ного дома замаскировано орудие. За ним много авто…»

В этом месте радиограмма прервалась. Огромной силы удар оглушил гвардии старшину А. В. Кулакова и его друзей. Боевая машина остановилась. А тут и второй удар потряс танк. Посыпалась металлическая окалина, которая больно секла по лицу. Запахло дымом. Стало жарко — танк горел. Дышать становилось нечем, и Алек­сандр Васильевич с огромным усилием открыл передний люк, вывалился из горящего танка и тут же потерял со­знание.

Очнулся в медсанбате в Борисове. Долго не мог сооб­разить, где находится и что с ним. Одно донимало — ост­рая боль во всем теле при малейшем движении. Недели две спустя все же сумел побывать в Минске. Фронтовой водитель попутной автомашины доставил его в Минск из Борисова. Проехал мимо того места, где была подбита его боевая машина. Увидел ее, обгоревшую и искоре­женную взрывом. Молча постоял у нее с обнаженной головой. Подумал: «А где же Иван Макаров, Иван Лысов, Иван Скрыпкин? Что с ними, боевыми друзьями?»

Опираясь на палку, выбрался из машины на улице Каменной у дома № 17. Сколько дум передумал. Сколько вариантов появления у родительского очага придумывал Александр Васильевич. Но получилось все не так, как мечталось. Дом показался маленьким. Никто не встре­тил. Больно сжалось сердце. Из этого дома в мае 1940 года уходил он на службу в Красную Армию. Здесь его напутствовал отец Василий Александрович, активный участник гражданской войны. Сколько тогда было вы­сказано теплых слов и пожеланий работниками завода имени К. Е. Ворошилова, где он работал токарем, друзьями-однокашниками. Правда, мать всплакнула тог­да, но глаза ее светились гордостью за сына. Радовались за брата и сестренки Вера и Маша. Они мечтали видеть его в форме пограничника.