Захват Польши гитле­ровскими войсками


Взошло багрово-красное солнце, будто облитое кровью. Бой закончился. То там, то здесь взрывались бомбы замедленного действия. Горели, как костры, теплушки, где не так давно отдыхали солдаты. Догорала цистерна с горючим, от которой поднимался столб чер­ного дыма. Горели вагоны с боеприпасами…

Оставшиеся в живых солдаты бросились к вагонам с боеприпасами и вступили в борьбу с огнем. Огонь не­охотно отступал перед человеком. Подъехали пожарные машины из Киева, и с их помощью пламя было сбито, огонь потушен, боеприпасы спасены. Все направились к горевшим автомашинам. Здесь работа оказалась слож­нее, так как рядом стояли цистерны с бензином. Из одной из них через отверстие, пробитое осколком, сочился бензин. Мог произойти взрыв, тогда — катаст­рофа. Эту опасность поняли все. Быстро отцепили плат­формы с горящими машинами от состава и нечелове­ческими усилиями отогнали вагоны и платформы от опасного места и там потушили пожар.

Подошли санитарные машины из Киева, и врач ди­визиона организовал эвакуацию раненых в госпитали. Раненых и погибших разыскивать не приходилось — все они были у эшелона. Никто поля боя не покинул, не струсил, не убежал. Каждый выполнил свой долг, как мог, до конца. Убитых подобрали и похоронили в брат­ской могиле на песчаном холме у Днепра. В этой могиле рядом лежали поляки, украинцы, белорусы, русские, воины других национальностей.

Фашистская авиация в этом бою потеряла более деся­ти самолетов.

Вскоре Дарница ожила. Загудели паровозы. Потяну­лись эшелоны через днепровский мост на Киев, транс­портируя грузы и пополнение для фронта.

Жители украинской столицы уже знали о ночном бое польского эшелона с превосходящими силами немецко-фашистской авиации. Весь Крещатик, по кото­рому проходила колонна (дивизион пересел на автома­шины), был заполнен киевлянами. Как родных братьев, цветами и хлебом-солью встречали они польских зенит­чиков. Слышались возгласы:

— Да здравствуют герои-поляки!

— Слава доблестным полякам!

— Да здравствуют герои Дарницы!

За всю историю польско-украинских отношений та­кая теплая встреча польских воинов на украинской земле была, по-видимому, впервые.