Вступление в члены КПСС


И рассказал о тех, кто давал ему рекомендацию для вступления в члены КПСС.

— Хотя давно мы и разъехались, а всех помню,— задумчиво проговорил капитан Куадже.— Майор Кли­ментьев Владимир Петрович по национальности рус­ский, но является воспитанником узбекского детдома в Ташкенте. Второй мой рекомендующий, капитан Пав­ленко Владимир Александрович,— украинец. А третью рекомендацию дал мне капитан Цагарейшвили Заури Митрофанович, грузин. Так что я смело могу сказать, что в партию меня рекомендовали мои братья.

Руслан Аюбович помолчал немного, потом про­должил :

— И кто его знает, какими будут наши дети. У меня семья чисто адыгейская — жена, Сарра Ереджибовна, родом из соседнего с моим Егерухаем аула. А дочка Замира уже знает русский язык, как свой родной ады­гейский…

Капитан Куадже извинился — ему пора уходить. Ведь завтра — полеты. И к ним надо готовиться, чтобы в небо подняться глубоко знающим свое дело бойцом, умеющим защитить многонациональное Отече­ство, защитить небо всего социалистического содруже­ства. И я подумал о том, что это же здорово: адыгеец — в небе братской Польши, оберегающий не только свои, но и ее интересы. Тот самый адыгеец, чей народ до революции не имел своей письменности, тот самый ады­геец, который до техникума знал только родной язык.

Мы приводили испанской писательнице многие при­меры, факты, свидетельствующие и о развитии совет­ских наций, и об их сближении. Но она была непреклон­на. И нанесла, как ей казалось, коварный удар:

— Вы так говорите потому, что это не касается вас лично. Вы русский?

— Нет, украинец.

— А ваши дети? — тон писательницы уже не был напористым.

— Видите, они записались тоже украинцами, хотя их мать — русская.

— Вот видите! — торжествующе произнесла испан­ка.— Вы все-таки хотите, чтобы ваши дети не теряли связей со своей национальностью. И у вас же они научи­лись родному языку?

— Только одному слову — «паляныця».

— Почему только одному и почему именно этому?

— Видите ли, русские в этом слове, как правило, «эн» произносят мягко, а «цэ» — твердо. А надо как раз наоборот. Вот мы, украинцы, и подшучиваем над теми, кто не сразу поймет эту особенность.

Испанка растерянно смотрела на меня.

— Только одно слово?.. А сам язык?.. Родной язык?..

— Дочь родилась в Гомельской области, а сын — коренной минчанин, не то что я, приезжий,— он родил­ся здесь. Русский язык стал для них родным. Дочь работает в белорусском книжном издательстве, а сын — журналист, освещает проблемы народного хозяйства Белоруссии.

— И вы совершенно спокойно об этом говорите?