Военные власти СССР


Чтобы разубедить военные власти станции и успо­коить самих себя, пришлось дать «салют» гостеприим­ной смоленской земле тремя залпами из всех орудий. Платформы закачались, истлевший настил затрещал, заскрипел, но все обошлось благополучно, и поезду было дано «добро».

Жизнь в пути текла строго по расписанию. Личный состав очищал снег с платформ, приводил орудия, пуле­меты, боеприпасы и снаряжение в порядок. Велась боевая и политическая подготовка личного состава. И здесь, на колесах, дивизион всегда поддерживал боевую готовность. Посты наблюдения за воздухом круглосуточно несли свою вахту, а дежурные орудий­ные расчеты были готовы открыть огонь по врагу.

7-го апреля эшелон подошел к станции Носовка. Уже близок был Киев. Чудным утром встретила украин­ская земля. Снегопадов и метелей как не бывало. Небо чистое. Полное безветрие. Снег на полях почти растаял. На востоке поднималось солнце, но утренний мороз крепчал. Деревья покрылись толстым слоем инея. Над хатами вились дымки, напоминая воинам об уюте мирной жизни.

Но для дивизиона такая погода ничего хорошего не предвещала. В любой момент могли появиться вра­жеские самолеты, а поэтому было принято решение: объявить боевую готовность эшелону и усилить воздуш­ное наблюдение.

Через 20—30 минут после того, как эшелон покинул Носовку, наблюдатель за воздухом рядовой Ян Лучко, находившийся на паровозе, доложил о приближаю­щемся немецком воздушном разведчике. Самолет шел вдоль железнодорожного полотна Киев — Нежин, по- видимому, наблюдая за передвижением воинских эше­лонов и фотографируя их.

С командного пункта дивизиона, находящегося в офицерском вагоне, поступила команда на паровоз: «Замедлить ход!», а на батарею среднего калибра: «Уничтожить цель!»

Прогремело четыре залпа. Разрывы легли точно по курсу самолета, закрывая цель облаками разрывов зе­нитных снарядов. Немецкий разведчик резко изменил курс, вышел из зоны огня зенитной артиллерии и уда­лился на юго-запад. А эшелон вскоре подошел к станции Дарница. Состав втиснулся между эшелонами со снаря­дами, взрывчаткой, горючим. Совсем рядом, справа, стоял воинский состав с пополнением для фронта. Молодые солдаты Красной Армии в новом обмундиро­вании сидели в теплушках, свесив ноги, и пели песни. Когда польский эшелон остановился, солдаты двух братских армий повыскакивали из вагонов. Начались рукопожатия и задушевные беседы.