Уроки ведения боя с фашистами


С аэродрома Люббен старший лейтенант М. Рябцев поднимал свое звено в полет под бомбами атакующего врага. На глазах у присутствовавшего в полку коман­дующего воздушной армией генерал-полковника авиа­ции С. А. Красовского лейтенант Г. Уткин в коротком, но ожесточенном бою сбил один ФВ-190. Остальные гитле­ровцы убрались восвояси.

Выписана в небе последняя фигура пилотажа. «Спарка» взяла курс на свой аэродром. Вскоре они приземлились. Техник самолета сразу же поинтере­совался, как вела себя машина в полете. Полковник Рябцев похвалил наземных тружеников.

И невольно всплыла в памяти картина из фрон­тового прошлого, когда он, его ведомый лейтенант Уткин и несколько других летчиков отстали от полка, который перебазировался на другой аэродром. Михаил Евсеевич и его товарищи вынуждены были ждать, пока специалисты заменят на моторах цилиндры и поршневые кольца.

— Ждать?.. Пока идут бои, мы не имеем права без­дельничать. По самолетам! — дал команду летчикам старший лейтенант Рябцев.

Работали всю ночь. А к утру самолеты были готовы к вылету, хотя все работы планировалось закончить не ранее следующего дня. Но за ночь аэродром букваль­но завалило снегом. На расчистку взлетной полосы Рябцев мобилизовал всех, кто был на аэродроме.

Так что ни одного боевого вылета не пропустили…

Михаил Евсеевич вспомнил недавнюю встречу ветеранов эскадрильи «Монгольский арат» с представи­телями монгольской общественности.

Вместе с Героем Советского Союза М. Е. Рябцевым присутствовала и его жена — Раиса Максимовна Шампурова. В годы войны она была мастером по вооруже­нию самолета, на котором ее муж громил ненавист­ного врага.

Правительство Монгольской Народной Республики наградило Михаила Евсеевича орденом, а Раису Мак­симовну — медалью.

Вспоминали боевые друзья, как вместе сражались за свободу и независимость нашей Родины, за освобожде­ние народов Восточной Европы. А вспомнить было что. Ведь свой боевой путь эскадрилья «Монгольский арат» закончила в небе ликующей свободной Праги.

Полковник Михаил Евсеевич Рябцев неторопливо пошел по рулежной дорожке. За спиной раздался мощный гул — в небо уходил очередной ракетоносец, в то самое небо, которое он, Рябцев, очищал от фаши­стов, на страже которого он теперь стоял в одном строю с летчиками Народного Войска Польского.