Совместные культурные мероприя­тия братьев по оружию


Еще засветло я прибыл в Лондек Здруй и пред­ставился дежурному по санаторию.

Встречи, беседы, совместные культурные мероприя­тия братьев по оружию — все это, как и многое другое, хорошо, но ведь для братьев по оружию главное — умело вести совместные боевые действия. Вот об этом мы и вели разговор в редакции польского еженедельника «Вираже». Его редактор, полковник Анджей Монастырськи, подытожил нашу беседу:

— Очередную встречу проводим в польском полку. Конкретную дату согласуем по телефону, ориентировоч­но — в первой половине декабря. Мы организовываем все в польском полку, ты, Владимир, занимаешься этим у гвардейцев. Согласен с тобой, надо поднимать орга­низационный уровень встреч братьев по оружию.

— Выезд в польский полк должен стать генеральной репетицией перед трехсторонней встречей. Хватит у нас силенок.

Последние слова прозвучали у меня не то утверди­тельно, не то вопросительно: ни моим польским кол­легам, ни мне еще не доводилось освещать вот такую рабочую встречу. А тут еще и обеспечить организацию надо было.

Сомнений было немало. Но мы решили не отступать. Тем более что нашу идею проводить в дальнейшем встре­чи авиаторов братских армий с упором на обмен опытом подготовки к полетам, обслуживания авиацион­ной техники, ее боевого применения и наземного обес­печения вылетов горячо поддерживали и командиры, и политработники. Гвардии майор Цветков, узнав об ориентировочных сроках встречи, успокоил меня:

— Главное — не волнуйся. Мы тоже не хотим уда­рить в грязь лицом. Даже если бы только между совет­скими авиаторами проводился обмен опытом, и то мы из кожи лезли бы вон, чтобы удержать звание гвардии на высоте. А тут все-таки международная встреча, сам понимаешь… Как установите точную дату встре­чи — звони.

12 декабря задолго до рассвета наш автобус не­торопливо катился в негустой дымке по знакомой уже дороге, которая вела к городу, где базировались поль­ские побратимы гвардейцев. Подполковник Бронислав Галох встретил на КПП.