Совершенствование полетов


Назвал аэродром, куда получил назначение. Так совпало: именно с этого аэродрома я в свое время начи­нал службу на белорусской земле. Рассказал, как там и что там. Часть, в которой Петр Федорович должен был продолжать службу, имела богатые традиции. В годы войны получила почетное наименование, на­граждена двумя боевыми орденами.

— Что ж, постараюсь держать марку,— весело про­изнес Петр Федорович после моего рассказа о части.— Хотя будет сложнее, чем здесь. Ведь я начинал здесь командовать эскадрильей, в которой, можно сказать, каждого человека знал как свои пять пальцев. А там… Ничего, чем труднее, тем интереснее. Ну, пока, надеюсь, скоро встретимся.

Встретились. Только вот в часть по заданию редак­ции газеты «Во славу Родины» я приехал именно в тот день, когда Петр Федорович опять убывал к новому месту службы, как это довольно часто бывает в армей­ской жизни. Подполковник Петр Федорович Азарушкин как раз прощался с летчиками, техниками и механи­ками эскадрильи, которой до сих пор командовал. Комэск волновался и потому никак не находил тех нужных, теплых слов, которые ему хотелось бы сказать на прощание своим бывшим подчиненным. Его глаза, поочередно останавливавшиеся на каждом из тех, с кем встречал сотни аэродромных зорь, говорили, пожалуй, больше и лучше. Ведь каждый из авиаторов, глядя в глаза комэска, вспоминал те события, во время ко­торых командир запомнился своей наиболее яркой чер­той характера.

Лейтенант Хайруди Висенгериев тоже вспомнил од­ну встречу с подполковником Азарушкиным. Было это, как говорится, в неофициальной обстановке — в переры­ве между занятиями. Петр Федорович испытующе посмотрел на молодого летчика и вдруг сказал:

— Давненько присматриваюсь к вам, Висенгериев… Хотите стать моим ведомым?

— Сочту за честь, товарищ подполковник! — не за­думываясь ответил Висенгериев.