Служба народному отечеству


Здесь же, в этом просторном зале истории полка, подполковник Бронислав Галох вручил гвардии майору Павлу Грищенко и нам, представителям газеты «Знамя Победы» и еженедельника «Вираже», одинаковые суве­ниры: гипсовые диски, где над Польшей летит реактив­ный самолет, своим следом-шлейфом как бы прикрывая Родину. По кругу подпись: «На страже польского не­ба — в службе народному отечеству». А рядом с под­писью «XXX лет народной авиации Польши» — таб­личка, на которой написано, кому вручен сувенир. По­жимая нам руки, командир сказал:

— Сувенир хрупкий, из гипса, и он может легко раз­биться. Совсем не то — наша дружба, которая родилась и закалилась в огне войны, проверена временем и испытаниями.

Вечером из польского гарнизона уезжал автобус с советскими авиаторами. Их провожали польские друзья. Расставание было теплым, сердечным. И обе сто­роны твердо договорились продолжать встречи, которые полезны и нужны и польским, и советским авиаторам.

В один день, 28 декабря 1973 года, еженедельник «Вираже» и газета «Знамя Победы» вышли с обширны­ми отчетами об очередной встрече польских и советских авиаторов. И в тот же день мне позвонил генерал- лейтенант авиации А. С. Кравцов. Поздоровавшись, он сказал:

— Время есть?.. Зайди, обменяться мнениями надо бы…

Вскоре я уже был в кабинете генерала, который с ходу спросил:

— Чего здесь не хватает?.. Нет, не в отчете о встре­че, тут как раз все на месте, тут вы с майором Гачковським молодцы. А вот в самой встрече…

— Понимаю, о чем вы говорите — о полетах. Да, их не было. А писать о том, чего не было…

— А почему не было? Претензия тоже не к тебе, а к себе. Тут бы мне продумать эту сторону.

— Так не поздно же, товарищ генерал. Мы готовим сейчас трехстороннюю встречу, уже в гвардейском полку.

— Вот-вот, это как раз и надо. Сейчас мы с коман­дующим посоветуемся.

Он позвонил генерал-лейтенанту В. С. Голиченко и сказал:

— Товарищ командующий, мы тут хотели… А, вы уже читали?.. Да, согласен с вами. Но тут есть пробле­ма… Хорошо, идем к вам.