Сложные для чехосло­вацкого народа времена


На земле обмен опытом был таким же, как и в польском полку штурмовцев, с той лишь разницей, что встреча была не двусторонней, а трехсторонней. Она была в чем-то похожа, но и резко отличалась. Потому что в классах шла совместная боевая учеба. В летной секции обсуждались детали бомбометания со сложных видов маневра с преодолением противодейст­вия средств ПВО. С рефератом на эту тему выступил командир отличной авиационной эскадрильи гвардии майор Николай Бурьянов.

Выступивший затем подполковник Ежи Собех во многом дополнил гвардии майора Николая Бурьянова. Самый пристальный интерес проявили слушатели к той его части, где его автор рассказывал о применяемых маневрах над целью для нанесения по ней удара. Летчики тут же высчитали, что один из этих маневров позволяет группе истребителей бомбардировщиков на­нести удар по наземному объекту с разных направлений и высот. Причем нахождение над целью очень непро­должительно, что позволяет избежать поражения огнем с земли. На помощь подполковнику Ежи Собеху пришел капитан Эдвард Хыра, который на классной доске вычертил всю схему действий воздушных бойцов над целью. Полковник Владимир Воронцов тут же высказал мнение, что этот маневр возьмут на свое вооружение не только советские летчики, но и, видимо, чехословац­кие. Подполковник Станислав Бабица подтвердил это.

Свободную охоту в годы второй мировой войны успешно применяли и советские, и польские, и чехосло­вацкие штурмовики. А при современных скоростях полета самолетов и передвижения наземных подраз­делений это очень трудная задача. Это означает, что летчик должен обладать высокой реакцией и способ­ностью мгновенно принимать грамотное, единственное верное решение. О том, как приобретают необходимые качества польские пилоты, и рассказал подполковник Ежи Собех.

Представитель Чехословацкого авиационного полка подполковник Станислав Бабица осветил взаимодей­ствие с неизменными подразделениями во время под­держки их с воздуха. Он подчеркнул, что самое глав­ное — это еще до начала хорошо согласовать все вопро­сы с взаимодействующим подразделением.

— А еще лучше,— улыбнулся офицер,— если я хо­рошо буду знать того офицера, в чьих интересах я буду действовать. Если я всесторонне знаю, как умеет вое­вать мой конкретный сосед слева Иван Иванович или мой не менее конкретный сосед справа Ежи, то и в полете буду действовать увереннее, так как знаю: боевые друзья не подведут меня.