Результат переговоров с совет­ским парламентером


Тогда, в мае 1945 года, все верили, что агрессивной Германии больше никогда не будет…

Как только о результатах переговоров с совет­ским парламентером было доложено генералу Нигофу, он приказал сообщить советскому командованию о необходимости встретиться с командующим группи­ровок. Начальник штаба 22-го стрелкового корпуса пол­ковник Чичин, майор Яхъяев и переводчик направились к немцам. Советских парламентеров доставили в штаб группировки, который находился в центре города, глубоко под землей. Там они встретились с командую­щим и начальником штаба немецкой группировки, которых и проводили в штаб 6-й армии.

Крепость капитулировала. К исходу дня 7 мая последние из сорока с лишним тысяч немецких солдат и офицеров сдались в плен. Над исконно польским городом Вроцлавом установилась тишина. Мирная тишина.

Полковник в отставке Омар Яхъяев вышел из под­вала университетской библиотеки, где когда-то встре­тился с командующим немецкой группировки, и осмот­релся. Ничто не напоминало о том, что в 1945 году здесь был мертвый, разрушенный, дымившийся город. Польские труженики восстановили его, и он стал моло­дым и еще более красивым.

Старший лейтенант, пилотировавший самолет из кабины обучаемого, четко выдерживал заданный ре­жим полета. «Вот бы еще и в зоне пилотажа себя так показал, и все было бы хорошо»,— подумал полков­ник Михаил Евсеевич Рябцев, находившийся в кабине инструктора (он инспектировал одну из эскадрилий ави­ации Северной группы войск). Михаил Евсеевич изред­ка бросал беглый взгляд на приборы: их стрелки точно указывали именно на те цифры, которые определены инструкцией по технике пилотирования этого самолета. Тогда офицер переводил взгляд на землю, уходившую все дальше вниз. Наземные ориентиры по мере набора высоты уменьшались в размерах, их контуры расплывались в дымке, просвечиваемой солнечными лучами. Там, внизу, была польская земля. Михаил Евсеевич невольно вспомнил, как он впервые летел над ней.

Давно это было, в январе 1945 года. Зима тогда была больше похожа на осень: вместо снега с неба на землю густо просеивался дождь. Новенькие самолеты Ла-7 стояли под местечком Оленице. Для эскадрильи «Мон­гольский арат», в которой служил тогда старший лей­тенант Михаил Рябцев, это был первый на польской земле аэродром. Авиаторов радушно, приветливо встре­чали польские трудящиеся.