Раскаленное небо Дарницы


В семейном альбоме Соколовских есть снимок, на котором запечатлено несколько офицеров 20-го отдель­ного зенитно-артиллерийского дивизиона, пожимаю­щих руку Владимиру Францевичу. И подпись под снимком: «Прощайте, дорогие боевые друзья! Иду служить в 1-ю армию Народного Войска Польского». Предыстория снимка такова.

Когда угроза Ленинграду была ликвидирована, ка­питана Соколовского вызвали в штаб. Дело для коман­дира Невского дивизиона обычное. «Наверное, менять позиции будем»,— думал Владимир Францевич. А услышал совсем другое.

— Владимир Францевич, вы по национальности — поляк?

— Да,— удивленно ответил капитан.

Родители Соколовского сражались за Советскую власть в годы революции, вражеской интервенции и гражданской войны. Владимир вырос советским граж­данином, и в общем-то не очень придавал значение тому, какой он национальности. Русский, узбек, якут, поляк, немец — какая разница? Лишь бы любил свою Советскую Родину, не жалел сил и самой жизни для ее процветания. В таком духе был воспитан Владимир Францевич. И в боях с врагами Отчизны доказал, что он беззаветно предан делу Коммунистической пар­тии, советского народа.

— Вы не поняли нас,— сказал офицер, заметив недоумение Владимира Францевича.— Речь идет о том, чтобы помочь польскому народу создать собственную армию, способную настойчиво и умело драться за освобождение Польши, воевать с нашим общим вра­гом — фашизмом.

— Это сейчас-то мне уходить в инструкторы? — удивился Соколовский.

— Да, но этот инструктор будет обучать своих учеников прямо под вражеским огнем,— ответил офи­цер.— Речь идет о том, чтобы помочь воинам Народного Войска Польского создать хотя бы первое подразделение противовоздушной обороны. А потом вы снова сможете вернуться в ряды Красной Армии.

Владимир Францевич согласился. Вот тогда-то он и распрощался с боевыми друзьями из 20-го ОЗАДа и уехал под Рязань, где сформировал 1-й ОЗАД 1-й Польской Армии.

И вскоре первые зенитчики Народного Войска Поль­ского получили боевое крещение. Этот первый бой на железнодорожной станции Дарница, что под Киевом, стал днем рождения польских войск противовоздушной обороны, стал символом дружбы двух братских наро­дов — советского и польского. Полковой комиссар Ванда Василевская писала: «Слышишь, Киев! Это гре­мят польские орудия, это польский солдат сражается и умирает у твоих стен. Смотри же со своего высокого берега, Киев, как сражается польский солдат не против тебя, а за тебя! Смотрите, далекие земли, как в огне и крови осуществляется заветнейшая мечта о братстве, непреклонная воля к дружбе».