После победы…


Разговор казался бесполезным. Но Арам увидел, что Шерман начал колебаться. Правда, упорствовал еще долго: он боялся позора, которым покроется его седая голова солдата.

— Позора? — удивленно спросил Мирзоян.— Ка­кого позора? Идемте к вашим семьям и спросим у них, будут они стыдиться за вас, если вы прекратите бес­смысленное и губительное сопротивление или будут гордиться вами.

Генерал согласился. И они пошли на квартиру гене­рала Шермана. Арам потребовал:

— Пусть ваша жена соберет всех жен и матерей военнослужащих. Говорить с ними буду я.

Жена генерала сделала все, что он велел. И вот жен­щины собрались. Арам Мирзоян негромко сказал:

— Я — представитель советских войск.

Стена побелевших от ужаса лиц подалась назад.

— Но я ничем не угрожаю вам,— взволнованно сказал Арам.— Мы пришли сюда не затем, чтобы убивать, как делали ваши мужья и сыновья в нашей стране. Наоборот, мы хотим сохранить жизнь вам. А вот этот человек,— кивнул Мирзоян в сторону Шермана,— хочет уничтожить вас всех…

— Идемте,— сказал генерал и направился к штабу.

Вскоре он отдал приказ о капитуляции гарнизона

аэродрома Шпандау. «Мессершмитты», с подвешен­ными под крыльями бомбами остались на земле.

Хотя война шла к концу, но событий в жизни Арама было еще много. Ходил в Берлин за «языком». Проби­рался канализационными трубами. Вытерпел все. Но зато назад возвращался с фашистским генералом, которого захватил прямо в штабном туалете. Встре­тился и с майором Отто Штульцем, которого взяли в плен солдаты дивизии.

Дошел Арам до Берлина, оставил надпись на ко­лонне поверженного рейхстага: «Арам Мирзоян. 10 мая

1945 года. Ереван — Берлин». Постоял, думая о своих боевых друзьях — Машкине и Бермане, которые по­гибли в последний день войны.

В 1947 году израненный донельзя гвардии майор Арам Мирзоян был уволен в запас. В 1950 году окончил Всесоюзный заочный юридический институт. Работал судьей, а кровь крестьянина звала к тому труду, кото­рым занимались его деды и прадеды. Заочно окончил ветеринарный техникум, сменил первую специальность. Постепенно втянулся в научную работу. Эксперименты привели к важному для практики открытию. Напи­санный им труд оказался на уровне диссертации на соискание ученого звания. Но выяснилось, что Арам Шамирович не имеет права защищать такую диссер­тацию, так как не получил высшего ветеринарного образования. Он поступил в ветеринарный институт.