Понтонные переправы через белорусские реки


Попытался сержант Азарушкин сосчитать все те вод­ные преграды, которые пришлось преодолевать, и сбился со счета. Он просто работал, зная, что этот труд прибли­жает светлый день Победы. Сначала радовался, когда наводил понтонные переправы через белорусские реки. Потом радовался письмам из родного Зеленого Сада. Читал их на границе с братской Польшей, в самой Польше, в переправах между наведением понтонных переправ через многоводные польские реки. Принимал участие в освобождении Варшавы, повернул на Вроцлав. И где-то в конце Висло-Одерской операции вздрогнул сильнее, чем при взрыве бомбы, получив из Действу­ющей армии письмо от сына Володи. «Ах, пострел какой! Ведь восемнадцати еще нет, а уже ухитрился солдатом стать!» — с тревогой думал о сыне отец. Позже узнал, что Володю назначили сопровождающим эше­лона с продовольствием для фронта. Первый рейс про­шел успешно, на второй назначили старшим. Все сделал как следует, подчиненных отправил в тыл, а сам — в ту же воинскую часть, куда продовольствие сдал. Наго­ворил там о себе с три короба, и его зачислили в полк. Стал лихим разведчиком. Всего четыре месяца воевал, а успел заслужить орден Отечественной войны I степени; орден Красной Звезды да еще несколько медалей, в том числе «За отвагу». Но 9 мая 1945 года, когда весь со­ветский народ праздновал Победу, Владимир погиб.

Федор Потапович дошел до Берлина. Последнюю переправу наводил через Шпрее. «Мост к Победе сде­лали добротным»,— говорили понтонеры. Вернулся сер­жант Азарушкин домой — вся грудь в орденах и ме­далях и с тремя нашивками, свидетельствующими о ра­нениях. Пришел в правление колхоза и снова заступил на пост агронома. А тем временем подрастал сын Петр. И однажды сказал:

— Хочу быть военным летчиком, батя.

Долго молчал Федор Потапович. Не торопил его сын, понимал: нелегко крестьянину от земли оторваться. Уже было приготовился бороться за свою мечту, но отец сказал:

— Иди сынку. Там, в небе, тоже добрые хлопцы нужны.

Сколько дорог с той поры пройдено в высоком небе!

На территорию братской Польши он приехал уже не начинающим летчиком, а опытным воздушным бойцом. Здесь стал первоклассным летчиком, повышен в должности. Летал в одном строю с братьями по ору­жию — польскими летчиками.

Наступление «южных» вдруг застопорилось. «Се­верные» на заранее подготовленных позициях отражали все атаки. Более того, они начинали накапливать силы для перехода в контрнаступление. Решено было на­нести бомбовый удар по скоплению «северных». Однако там была мощная противовоздушная оборона, которая не позволяла выполнить задачу. Тогда командир при­нял решение послать четверку истребителей-бомбарди­ровщиков во главе с капитаном Азарушкиным, чтобы предварительно «уничтожить» зенитные средства «про­тивника».

— От того, насколько успешно вы справитесь с за­дачей, зависит исход всего боя,— предупредил Петра Федоровича командир.