Польские и советские летчики


Воспользовавшись паузой, я спросил, где купить билет. Яцек приветливо сказал, что у него, прямо в авто­бусе, но тут снова загремел бас пана Яна:

— Яцку, Яцку, я же тебе сколько раз говорил: прежде чем что-либо сказать, подумай, прошэ пана. Куда едет пан советский офицер?

— В авиационный полк «Варшава»,— пожал пле­чами Яцек.

— В польский авиационный полк «Варшава»,— назидательно разъяснил пан Ян.— А зачем он туда едет?

— Пан советский офицер является военным, и цель его поездки — военная тайна.

— Езус Мария, пропадешь ты без меня, Яцку. Пан советский офицер является военным журналистом и не делает никакой военной тайны из своей поездки: он едет писать о полку «Варшава». А кто был командиром полка во время войны?

— Даже харцер ответит: подполковник Ян Талдыкин.

— Талдыкин-то Талдыкин, но он не столько Ян, сколько Иван. Я к тому, что наш советский офицер бу­дет писать о дружбе польских и советских летчиков, которые во время войны в одном строю шли в бой против нашего общего варага. Шли на смерть, чтобы мы с тобою жили сегодня. И даже для того, чтобы ты бегал на сви­дания с пани Ирэной, хотя это и не самое главное в на­шей жизни…— все в том же шутливом тоне заключил диспетчер.

Часа через полтора после отправления с автобусной станции Яцек притормозил, рассказал, как дойти до полка «Варшава» («Дорога прямая, главное, никуда не сворачивайте»,— напутствовал меня водитель), и я рас­прощался с Яцеком и пассажирами. Шел я не просто быстро, а очень быстро — подгонял злой морозец. Вспомнил я по дороге рассказ Яцека об англичанах, французах, чехах, немцах, венграх, которых он возил в полк «Варшава».

— Но особенно много приезжает русских,— говорил Яцек.— Мы называем так всех советских, хотя я знаю, что среди них много людей такой национальности, о которой я даже не слышал.

Уже светало, когда я, вконец промерзший, подошел к проходной полка «Варшава» — прямая дорога при­вела меня точно к ней. Дежурный капрал предста­вился мне, спросил о цели моего прибытия. Выслушав, позвонил командиру полка и доложил. Затем положил трубку, встал и сказал:

— Идемте, я провожу вас к полковнику Рышарду Грундману.

Дежурный по штабу даже не спросил, куда мы идем (видимо, его уже предупредили о моем приходе), только отдал честь. Полковник Грундман, сухощавый мужчи­на чуть выше среднего роста, распахнул дверь своего кабинета, пожал мне руку и на ходу сказал:

— Извините, пожалуйста, что не вышел навстречу вам… Проходите, садитесь… Эдю, проше два кофе,— сказал он вошедшему вслед за ним про­должил: — Наш полк посещают военнослужащие не только социалистических стран, но и капиталисти­ческих. Полк исторический.