Полковник двух армий


По широким улицам красавицы-Варшавы шли двое. Они ничем не выделялись из сотен тысяч варшавян. Если посмотреть со стороны: двое пожилых людей вышли на прогулку. Но взгляды у них были какие-то особо внимательные, будто эти двое вглядывались в то, с чем расстались давно-давно. Вот подошли они к музею Народного Войска Польского, к той его части, где навсегда застыли зенитные орудия, выстроившиеся у здания, словно вечный почетный караул. Мужчина остановился у одного из орудий, подрагивающими от волнения руками осторожно погладил ствол. Глухим голосом сказал своей спутнице:

— Люся, это наше орудие… Это мы из него под Дарницей открыли боевой счет дивизиона. Да что там! Ведь это… Вот эта отметка… Это был первый гитле­ровский самолет, сбитый зенитчиками Первой армии Народного Войска Польского!

Мужчина умолк, прижавшись лбом к холодному металлу. Женщина реагировала на происходившее чисто по-женски: сняла темные очки и вытерла набе­жавшие слезы. В это время подошли польские офицеры, которые наблюдали со стороны, и начался оживленный разговор. Вернее, не разговор, а рассказ о создании подразделений Войск ПВО Народного Войска Поль­ского, об их первых победах и первых поражениях, об огненном пути, пройденном польскими зенитчиками от Дарницы, что под Киевом, до Берлина. Рассказы­вали эти двое пожилых: мужчина — полковник запаса Народного Войска Польского и Советской Армии Вла­димир Францевич Соколовский и поручник запаса Народного Войска Польского Любовь Николаевна Соколовская.

Боевой путь Владимира Францевича начался задол­го до Великой Отечественной войны. Зима в 1940 году была суровой. И не только потому, что холода сковы­вали все живое. Ведь в ту зиму белофинская военщина создала прямую угрозу колыбели Великой Октябрьской социалистической революции. Заместитель командира дивизиона Владимир Соколовский гордился тем, что ему довелось прикрывать небо Ленинграда.