По тылам врага


И еще один снимок. У самолета с трехлопастным винтом — младший лейтенант с орденами и медалями на гимнастерке. Под фотографией подпись: «Техник самолета А. М. Ивакин в начале июля 1941 года вывез с места вынужденной посадки в районе передовой линии фронта поврежденный в бою самолет. В течение двух недель он буксировал этот самолет на автомашине и на волах по территории, занятой противником, и благопо­лучно доставил его на аэродром части. Через два дня машина была восстановлена и использована для боевых действий».

Невольно вспомнился полный опасностей путь патриотов, которые спасали от фашистов государствен­ные ценности. Борис Полевой в своем романе «Золото» (в его основу, как известно, положены реальные собы­тия) показал, на какие жертвы шли советские люди во имя Родины. Они преодолели невероятные трудности, и драгоценности попали не в руки фашистов, а в руки подлинного хозяина — советского народа.

Но там груз — один вещмешок. А здесь — целый самолет, который надо везти по дорогам, запружен­ным охмелевшими от первых побед захватчиками. Мыс­лимо ли это? Не легенда ли легла в основу сообщения о спасении самолета?

Я поделился своими сомнениями с вернувшимся из полета моим добрым товарищем, политработником гвар­дии майором Георгием Федоровичем Молчаном, кото­рый немало сделал для пропаганды славных боевых традиций части: вел переписку с ветеранами, писал очерки о героях-однополчанах. В ответ офицер пожал плечами:

— Трудно сказать что-либо определенное. В истории части об этом не сказано больше ни слова. Возможно, что в спешке начального периода войны кто-то произвел в истории части не совсем точную запись. Но вполне может быть, что тогда просто не придали значения это­му героическому поступку. А сам техник, видимо, из числа скромных людей: сделал свое дело — и ладно.

Потом я вспомнил: где-то об этом случае уже читал. Но где? Ответили товарищи по перу: в военных мемуа­рах один из танкистов поведал о том, что вместе с ним из окружения выходил и один авиатор, везший свой самолет именно на волах. Может, как раз, об этом случае и идет речь? Тогда, выходит, в историю части внесено сообщение о действительном факте?

— Могу предложить несколько адресов,— прервал мои размышления Георгий Федорович.— Василий Ефи­мович Потасьев, Андрей Гаврилович Маркелов, Георгий Андреевич Пшеняник служили в нашем полку именно в первые месяцы войны. Напиши им, может, вспомнят что-нибудь об этом случае.