Первая разведка


После ее взрыва над полем боя забушевало пламя смертельного огня — немцы открыли его почти со всех наличных стволов оружия. А разведчики в это время запоминали расположение пулеметов, миноме­тов, орудий. Вскоре фашисты прекратили огонь. Но они заподозрили, что первый взрыв произошел неспроста. И стали часто пускать в небо осветительные ракеты. «Незаметно уже не удастся вернуться, а данные необ­ходимо доставить срочно»,— подумал Мирзоян и приказал Подгорному возвращаться в расположение своих войск. Обязанности прикрывающего взял на себя. И потом, в течение всей войны, считал, что эта обязан­ность принадлежит ему. Поэтому всегда оказывался в таком месте, куда враг сосредоточивал свой огонь.

Арам заметил гитлеровскую пулеметную точку. Подполз поближе, бросил в окоп гранату. После взрыва вскочил туда, развернул уцелевший немецкий пуле­мет и стрелял по фашистам до тех пор, пока не израсхо­довал все ленты. Немцы стали окружать смельчака. Он метнул в них последнюю гранату, поднялся во весь рост и, петляя, побежал к своим. Вслед застрочили пулеметные очереди. Мирзоян ощутил боль, однако упал не сразу — нечеловеческим усилием воли он за­ставил себя добежать до своих. Руки боевых товари­щей втянули его в траншею.

Это было первое ранение Арама. К концу войны их было несколько, после некоторых из них он не счи­тался жильцом на этом свете. И все-таки выжил, снова бросался в бой, беспощадно уничтожая ненавистных захватчиков.

Добытые Мирзояном и Подгорным сведения о фа­шистских позициях помогли нашим войскам выйти из окружения.

Несколько суток находился Мирзоян без сознания после тяжелого ранения. Товарищи успели с боем выр­ваться из окружения, дойти до расположения своих частей. Потом его поездом отправили в госпиталь. И только там, на третий день после сложной операции, он пришел в себя. Но тревожные сообщения на фронте были мучительнее ран. Арам делал все, чтобы побы­стрее встать в строй защитников Родины.

Госпитальное время тянется медленно. Выздоравли­вающие коротали его тем, что рассказывали о своих первых боях с врагом, строили прогнозы дальнейшего хода войны.