Перебазирование на польский аэродром


Оказалось, правда, что обслуживающее подразделе­ние, в котором служат офицеры Владимир Доудера и Иозеф Брожек, бывает в Польской Народной Респуб­лике. Так и в ходе минувшего учения они перебази­ровались на польский аэродром. И на равнине сложно вести «Татру-138» с двумя десятитонными прицепами. А через горный перевал — это и вообще крайне трудно. И все-таки водители четаржи Милан Мужик, Любош Златник, Ярослав Кулганек и многие другие успешно провели этот, казалось бы, немыслимый рейс.

Жарко было и на польском аэродроме. Только бла­годаря расторопности и мастерству майоров Ярослава Пшенички, Антона Котека, капитана Владимира Чер­ны, подпоручника Ладислава Кадежавика и многих других полеты истребителей-бомбардировщиков полка обслуживались без малейших задержек.

— Впрочем, я не совсем справедлив,— улыбнулся Владимир Доудера.— Без помощи польских друзей нам вдвойне труднее было. Мариан Лара, Чеслав Бо­гуш, Ян Черницьки и другие офицеры приложили все силы к тому, чтобы мы успешно справились с возло­женной на нас задачей.

А Йозеф Брожек рассказал о встрече на польском аэродроме с гвардии полковником Павлом Темниковым, гвардии майором Владимиром Турчиным и другими советскими офицерами.

Встречи, встречи… Некоторые из них мимолетные, а некоторые накрепко врезались в память. Одна из них состоялась в городском комитете КПЧ. Его секретарь, Эвжен Захарьяш, напомнил мне комиссара первых лет Советской власти в нашей стране. Штаты горкома включали в себя всего несколько человек. Товарищ Захарьяш, в кожаной куртке с алой звездочкой на лацкане, на ходу решает самые сложные вопросы ве­дения хозяйства большого города. Он в курсе всех дел, на все у него хватает времени, к каждому проявляет максимум внимания. Подстать ему и председатель правления городского Союза чехословацко-советской дружбы товарищ Владимир Буркрабек. Впрочем, это и не удивительно. В недоброй памяти 1968 года, когда контрреволюция, поощряемая западными империали­стическими заправилами, распоясалась окончательно, Захарьяш и Буркрабек находились в стойких рядах ленинцев, последовательно боролись за поднятие роли КПЧ в жизни страны, за чистоту марксистско-ленин­ских идей на чехословацкой земле, за развитие социа­листических завоеваний государства. Они подробно рассказывали о трудных месяцах кризисного периода в партии и стране, о том, что им, патриотам социа­листической Чехословакии, довелось пережить.