Откуда берутся эсэсовцы


Задумавшись, генерал Шерман не заметил, что исчез часовой у двери его кабинета. А там, за столом, сидел молодой, черноволосый эсэсовец с черными усиками на красивом лице.

— Что вам угодно? — неприветливо спросил гене­рал, и тут же услышал, как дверь за его спиною за­щелкнулась.

Шерман схватился за кобуру, но заметил, как на него смотрит тусклый ствол пистолета в руках незна­комца.

— Садитесь, генерал, поговорим серьезно. Речь идет о гораздо большем, чем только ваша жизнь.

— Кто вы?

— Советский офицер. Предлагаю капитулировать.

Возмущенный генерал не находил слов для выра­жения гнева. А Мирзоян говорил и говорил. О том, что нужно спасти тысячи жизней, сохранить их для новой жизни, для новой Германии. О том, что эта война принесла уже и так много смертей. И если гене­рал готов сам умереть, то пусть подумает о женщинах и детях, которые находятся на аэродроме.

— Нет, без приказа своего командования я не имею права отдать войскам гарнизона распоряжение о капи­туляции,— ответил генерал Шерман.— Если хотите, я соединю вас с военным комендантом Берлина.

Что оставалось делать? Арам согласился. Генерал быстро установил связь с комендантом и сказал:

— Герр генерал, с вами хочет говорить…

И запнулся, зацепившись взглядом за эсэсовские петлицы. Мирзоян понял замешательство Шермана и, перехватил телефонную трубку, четко произнес:

— С вами говорит представитель советского коман­дования. Во избежание бессмысленных жертв пред­лагаю отдать приказ о капитуляции гарнизона аэро­дрома’ Шпандау.

Трубка замолчала. Вероятно, далекий собеседник от неожиданности потерял дар речи. Потом комендант Берлина разразился грязной бранью. Арам сначала терпеливо ждал конца этого потока ругани, потом положил трубку на стол. Генерал Шерман брезгливо поморщился, услышав, как выговаривал его начальник. Дождавшись паузы, сказал:

— Я генерал Шерман. Жду ваших указаний.

— Указание будет одно: защищать аэродром до последнего солдата,— ответил комендант Берлина.— На войне жертвы неизбежны, и это не должно пугать вас, генерал. Если погибнут летчики нашего фюрера, то их семьи уже не имеют никакого будущего. И им действительно лучше всего погибнуть вместе с солда­тами фюрера. Тем более, что фюрер обещал выслать вам поддержку. А этого… пристрелите.