Осажденный Ленинград


Однажды Николай Петрович должен был вылететь в осажденный Ленинград через Ладожское озеро. Много раз он выполнял подобные задания в то время, когда действовала «Дорога жизни». А летом ее функции полностью возлагались на авиацию. Вот и в этот раз чет­верка двухмоторных транспортных самолетов пригото­вилась к взлету. К этому моменту все остальные экипа­жи ушли на боевое задание. И вдруг из облаков выва­лись четыре фашистских бомбардировщика. Они на­несли удар по аэродрому. Николай Петрович получил осколочное ранение и был контужен. Так что вместо вылета в осажденный Ленинград пришлось ему ехать в госпиталь. Но находился там недолго: подлечился — и снова в небо.

И все-таки эти ранения и контузии не прошли даром для Николай Петровича — в 1943 году врачебно­летная комиссия приняла решение: Н. П. Бондаренко к летной работе по состоянию здоровья непригоден. Стал адъютантом эскадрильи. Нес дежурство на командном пункте части. Согласен был выполнять любые обязан­ности, только бы приблизить светлый день Победы над ненавистным врагом.

А когда советские войска освободили Донецк, коман­дование разрешило Николаю Петровичу и Марии Иси­доровне съездить к родным и повидаться с дочерьми.

Потом продолжалась нелегкая армейская служба. После войны Николай Бондаренко поехал учиться. Несколько раз менял профиль работы, место службы. В 1951 году родился Николай-младший. Рос в военном городке, дружил с солдатами и сержантами. И для него было совершенно естественно, что старшая сестра Галина вышла замуж за авиационного механика Миш у Носова. Только хмыкнул, когда узнал, что Люда выбрала себе в мужья «цивильного». На зато потом почувство­вал удовлетворение, когда ее муж, лейтенант запаса Василий Тарасенко, был призван в ряды Советской Армии, да так и остался в них навсегда. Один из первых от души поздравил Василия Николай с присвоением очередного воинского звания — старший лейтенант. Еще бы! Теперь семейная традиция продолжена вполне достойно.

Очень обрадовался Николай-младший, когда увидел на своих плечах погоны. Не замечал трудностей в ар­мейской службе, потому что считал: так положено. А когда что не получалось, не ныл, а работал — до седьмого пота, но добивался своего. Его начальник, старший лейтенант Леонид Трубников, радовался, глядя на настойчивого, грамотного солдата. Он же и ходатайствовал о повышении Бондаренко в должности, о присвоении ему звания младшего сержанта. А Нико­лай учился у офицера искусству обучать и воспитывать подчиненных. Командир части охотно удовлетворил его просьбу зачислить на сверхсрочную службу, потому что видел, есть у младшего сержанта Бондаренко ар­мейская жилка.