Орден вручает генерал К. К. Рокоссовский


В предрассветных сумерках в селе прозвучало несколько взрывов. Ошеломленные немцы открыли беспорядочный огонь, чаще всего по своим, так как партизаны сосредоточились у того здания, где нахо­дился Арам. Мирзояна нашли в подвале, подхватили на руки и втиснули в какую-то машину, которая тут же рванулась к лесу. Там находился весь отряд, гото­вый прийти на выручку храбрецам. Однако помощь не понадобилась. Операция увенчалась успехом. Среди партизан убитых не было, раненых четверо.

А еще через пять дней Арам Мирзоян находился уже в госпитале. В это время фашисты завели на него специальную папку с надписью: «Особо опасен для рейха».

Выздоровев, гвардии капитан Мирзоян принял под свое командование роту, защищавшую славный город на Волге. Битва за Сталинград была в самом разгаре. Арам вступил в нее значительно раньше, когда начал готовиться к заброске в штаб врага. Обстановка была очень сложной, гитлеровские атаки следовали одна за другой.

И вот пришло 19 ноября 1942 года, когда залпы «катюш» возвестили о переходе наших войск в гран­диозное наступление. Группировка Паулюса попала в броневые клещи танковых корпусов Юго-Западного и Донского фронтов.

А рота капитана Мирзояна застряла у пригорка, на вершине которого стоял фашистский дот. Несколько раз рота поднималась в атаку, но тут же солдаты ложи­лись в метровый снег. Арам созвал командиров взводов.

— Что будем делать?

— Артиллерию бы…

— Да и в снегу тонем. Вы же видите, выше пояса навалило.

Помолчали. Арам лукаво улыбнулся, покручивая ус:

— Так говорите, снег — наш враг? Неправда, это для фрицев он враг, а нам — союзник. Давайте одного смышленого солдата.

Лейтенант Среднее прислал рядового Мамедова. Арам начал копать в снегу глубокий тоннель. Огляды­вался назад: не сбился ли с направления? Нет, тон­нель был прямой, как стрела. Мамедов сменял коман­дира. Примерно через час Мирзоян решил, что рыть уже достаточно. Пробил наст, выглянул. Вот она, амбразура дота. Надо заставить дот замолчать. Арам встал, бросил связку гранат и упал в снег. Дот поперх­нулся взрывом, оборвав пулеметную очередь, которая все же успела достать Мирзояна. Рота бросилась в атаку. Сопротивления уже не было. А в нескольких метрах от дота рядовой Мамедов перебинтовывал голо­ву командира.