Оформление сделки с немцами


Педантичный Отто Штульц проверил все сказанное. И установил, что 385-й пехотный полк действительно проходил через Бобруйск. И действительно там был сбит румынский самолет, который по заданию коман­дования летел сначала в Минск, а потом уже в Сталин­град. Правда, с самим Гансом Брауном или еще кем- либо из командования полка поговорить не удалось — в боях с русскими погибло почти семьдесят процентов личного состава. В запасе остался разговор с папой Георгиса из Бухареста, который все откладывался. Правда, одним из доказательств благонадежности румына являлся чек на крупную сумму денег, которую вручил майору Штульцу обер-лейтенант Григореску.

После этого гестаповец выписал пропуск и представил сына хозяина румынской фирмы командиру дивизии генералу Гофману. Тот согласился подписать контракт на поставку теплого белья для немецких солдат, мерз­нущих в холодной России.

Пока шло оформление сделки, обер-лейтенант Гри­гореску беспрепятственно входил в штаб. Приходил он, как правило, днем. Но однажды румын вошел в это тщательно охраняемое здание поздно вечером. Свет был только в двух комнатах: начальника штаба и майора Штульца. Гестаповец спал. Генерал в валенках и наброшенной на рубаху шинели прошагал по тем­ному коридору на улицу. Беззаботный, добродушный, улыбающийся Григореску преобразился. Он бесшумно вошел в кабинет генерала. Там на столе лежала раз­вернутая оперативная карта с планом наступления на сталинградском направлении. Генерал заканчивал его разработку. Защелкал миниатюрный фотоаппа­рат в руках Арама Мирзояна — конечно же, это был он!

Цепким взглядом окинул комнату. Увидел большой желтый портфель со множеством печатей. Обычно в таких портфелях хранят совершенно секретные доку­менты. «Взять? Но если там есть хоть немного ценных сведений, то в штабе сразу поднимется переполох,— подумал Арам.— Впрочем, после разговора фашистов с отцом Григореску нельзя оставаться здесь, ибо все станет ясно. Значит, завтра надо уходить. Так уж лучше с богатым «уловом»!

Схватил портфель, вышел в коридор. Послышались шаркающие шаги генерала. Мирзоян решительно шаг­нул в комнату Штульца, держа пистолет наготове. Но тот спал. Щелкнула дверь генеральского кабинета. Надо уходить. Но часовой видел входящего в штаб румынского офицера! И естественным выводом будет то, что именно он похитил портфель. Значит, выход один…