Нор­мализация обстановки после войны


После веселой паузы Будил рассказал, что для нор­мализации обстановки в полку была создана партийная комиссия из пяти коммунистов, которые в 1968 году оставались на марксистско-ленинских позициях и про­явили себя как мужественные, бескомпромиссные бой­цы КПЧ. Эта комиссия рассмотрела поведение в те дни каждого офицера полка персонально. И многим из них пришлось расстаться не только с партийным билетом, но и с воинской формой. По решению комиссии из армии были уволены и некоторые беспартийные офицеры.

— Да, это были потери для авиационного полка,— горько сказал Будил.— Но мы не могли поступить ина­че. Пусть лучше у нас будет нехватка кадров, чем знать, что в любой момент может грянуть выстрел в спину.

— О командире полка расскажи, Антонин,— под­сказал я.

— А ты и без меня сможешь это рассказать, причем так, как ты это сам видел,— сказал Будил.

Рассказ об этом эпизоде я начал с того, что объяс­нил советским авиаторам, какие большие полномочия были предоставлены партийной комиссии полка. Быв­ший командир полка, например, написал Людвику Сво­боде письмо, в котором сообщил: партийная комиссия исключила из партии и потребовала уволить из армии его, выходца из батрацкой семьи, где было восемь детей. Людвик Свобода наложил резолюцию: «Партийной комиссии полка внимательно разобраться и сообщить мне о принятом решении».

Пригласили командира полка за заседание партий­ной комиссии и объяснили:

— Если бы вы были выходцем из буржуазии, то в армии еще можно было бы оставить вас, хотя и на дру­гой должности, не руководящей. Потому что ваше анти­социалистическое поведение после августовских собы­тий тысяча девятьсот шестьдесят восьмого года можно было бы объяснить именно буржуазным происхожде­нием. Но вы — выходец из бедной батрацкой семьи. Социалистическое государство дало вам высшее образо­вание и дало вам большую власть, чтобы вы употреб­ляли их для защиты интересов социализма в нашей стране. А вы употребили эту большую власть во вред социализму. Человек, совершивший предательство од­нажды, способен на этот поступок и во второй раз. Так можем ли мы оставить вас в своих рядах? Ни в коем случае!

Я видел потом этого бывшего командира полка на его, так сказать, рабочем месте. Мы — подполковники Индрих Вавра, Антонин Будил, майор Милослав Янда и я — ехали в город. Один из участков дороги ремон­тировался. За рулем массивного катка, уплотнявшего горячий асфальт, как раз и находился бывший коман­дир авиационного полка.