Неожиданное наступление фашистов


Алексей Михайлович всегда отличался сообрази­тельностью. Выручила смекалка и в этот раз. В разби­тых траншеях, находившихся неподалеку, он отыскал бревна и использовал их в качестве катков. Один конец длинного троса прикрепил к самолету, другой — к нахо­дившейся в лощине автомашине. Потихоньку втащили моторную часть на катки. Появилась возможность выпустить шасси. Тут уже стало легче. Самолет пере­везли в безопасное место, а с наступлением темноты следующей ночи его удалось отбуксировать подальше от линии фронта…

Выходит, не было двух недель скитания по тылам врага? Значит, все-таки легенда, а не быль положена в основу записи в историю части? Правда, Георгий Андреевич Пшеняник в своей приписке к письму со­общил:

«…О подвиге А. М. Ивакина я пишу, используя материалы о боевом пути части. Возможно, что из-за давности времени некоторые подробности я забыл. До­полнить их может сам А. М. Ивакин, адрес которого есть у А. Г. Маркелова».

Но в том-то и беда, что адрес А. М. Ивакина у Мар­келова был неточным, и мои письма исчезали бесследно.

К счастью, нашлись в Кировограде люди, которые все же разыскали А. М. Ивакина и вручили ему все письма. И он откликнулся, рассказал о том, что было дальше.

«А дальше было очень трудно,— написал в своем письме Алексей Михайлович Ивакин.— Первое-то вре­мя мне помогали оружейник и шофер. Но вскоре фа­шисты перешли в наступление. Мы попали под жесто­кий минометный и артиллерийский обстрел, оружейник был убит, шофер потерялся. Остался я наедине с самоле­том и автомашиной. Сел за руль и поехал, буксируя свое горе и свое счастье — мою «двойку». Хорошо еще, что жители помогали, когда обращался к ним. Опасал­ся, что на фашистов нарвусь, фронт покатился дальше, а я остался во вражеском тылу. Бывало, что по двое- трое суток голодал. И все же ехал. Доставить самолет в часть я считал своим долгом…»

Легко сказать: «Доставить». Сделать это, казалось, немыслимо. На хорошую дорогу не выедешь — там полно гитлеровцев. И в случае встречи с ними Ивакин не мог выскочить на обочину и переждать, пока фашис­ты проедут. Даже если на горизонте заметил бы вра­жеских солдат, то не успел бы скрыться от их внима­ния. Единственный выход был — выбирать самые глу­хие проселочные дороги, лучше всего лесные, и букси­ровать самолет по ним, хотя скорость движения при этом была очень маленькой. Да, выбирать не приходи­лось.