«Не только мы выбираем язык»


На что командующий войсками Краснознаменного Белорусского военного округа ответил:

— В учении принимают участие обычные летчики обычной авиационной части.

Военный атташе этой западной державы имел воз­можность убедиться в справедливости слов командую­щего. Потому что именно в тот же день в перерыве между вылетами начальник политотдела авиации БВО вручил старшему лейтенанту Валентину Заплутахину новенькие капитанские погоны. И молодой офицер, от­чеканив «Служу Советскому Союзу!», нашел глазами подполковника Азарушкина, который уже служил в штабе авиации округа, озорно и в то же время благо­дарно улыбнулся: «Ваша    наука, товарищ коман­дир!»

Хорошая наука!

Сейчас Петр Федорович Азарушкин идет по новому, неизвестному маршруту. Он уже учит не молодых летчиков, а зрелых командиров, офицеров штаба, передавая им то, что накопил за долгие годы армейской службы. Чтобы наши воздушные бойцы выполняли самые сложные, самые трудные боевые задачи, как и прежде, только блестяще.

Не так давно в Советский Союз приезжала одна прогрессивная испанская писательница, которая заду­мала написать книгу о детях Страны Советов. Побывала она и в Белоруссии. Несколько дней наши товарищи ездили с нею по городам и селам, пионерским лагерям и школам. Посетила она Хатынь, музей истории Великой Отечественной войны. Многое поразило пи­сательницу в жизни нашего народа, в его заботливом, хотя и требовательном отношении к своему будущему — детям. Но кое-что осталось непонятным для нее. Напри­мер, отсутствие беспокойства многих родителей по пово­ду того, знают ли дети язык своих предков и какую национальность они проставят в паспорте по достижении возраста зрелости. И как мы с Алексеем Михай­ловичем Сафроновым, работником издательства «Про­гресс», ни старались объяснить писательнице, что глав­ное все-таки в том, чтобы у наших детей сформи­ровались коммунистические убеждения, она округляла глаза и убежденно говорила:

— Если дети не знают языка своих предков, то национальность умирает! А кто тогда останется? Космо­политы? Люди без Родины и без будущего?

Во время разговоров с писательницей я невольно вспомнил две встречи, которые произошли в Северной группе войск.