На спасательном буксире «Гордый»


К вечеру шторм усилился. Но капитан спасатель­ного буксира «Гордый» Владимир Сафонов не очень беспокоился: даже свирепые ветры Северного моря не страшны советскому кораблю. Свободные от вахты мо­ряки сидели в кают-компании, коротая время у телеви­зора. Добродушно подшучивали над двухметрового роста мотористом Яном Линабергом, который, пожалуй, больше всех стремился вернуться в Ригу: на днях он получил телеграмму от жены, сообщавшей о том, что у них родилась дочь.

Впрочем, каждого ждали на берегу, где моряки не были несколько месяцев. До родного порта остался всего один переход.

— Уже недолго вам измываться надо мной,— счастливо улыбался Линаберг.

В это время на буксире раздался сигнал тревоги. Каждый поспешил на свое место. Снялись с якоря. Вскоре всем стало известно, что в нескольких милях от «Гордого» терпит бедствие в штормовом море поль­ский траулер «Нужец». Советский буксир поспешил ему на помощь. Но вскоре вынужден был остановить­ся — «Нужец» сидел на мели, подойти к нему невоз­можно. Расстояние до него — четыре мили.

Когда Владимир Сафонов построил команду и сооб­щил обстановку, каждый представил себе длину этих миль: ночь, все усиливающийся шторм, для которого спасательная шлюпка — скорлупа ореха. Конечно, ка­питан никому не приказывал садиться в нее. Сафонов просто объявил, что если кто из офицеров корабля со­гласится возглавить спасательную команду из добро­вольцев, то он, капитан, разрешит спустить шлюпку на воду. Второй штурман Анатолий Дьяченко сделал шаг вперед. Рядом с ним стали крепыши Петр Постель­ник, Валентин Закачура, богатырь Ян Линаберг и невы­сокий щуплый паренек Николай Ермолович. Сафонов с сомнением посмотрел на него и спросил:

— Может, останешься? Молодой ведь еще…

Коля покраснел:

— Товарищ капитан, я такой же моряк, как и все. К тому же, я — комсомолец…

Горстка храбрецов ушла в штормовое море, а «Гор­дый» с нетерпением ждал их.

А что такое «Гордый» в этой кутерьме воды и воз­духа? Это — морской спасательный буксир. Он не­велик — в длину 61 м, в ширину — 11,5 м. На верхней палубе почти нет свободного места — вся она уставлена оборудованием, предназначенным для спасательных работ. Если буксиру нужно подойти к горящему суд­ну, он окутывает себя плотной водяной Завесой — ис­кусственным дождем — и лезет в самое пекло. У него два мощных гидромонитора: при необходимости струя воды бьет на 130 метров. Имеется устройство для ту­шения пожара с помощью пены, а также отливная, осушительная система с мощностью две тысячи кубо­метров воды в час. Пять погружных электронасосов, каждый из которых может откачать по 100 кубомет­ров воды в час, действуют на расстоянии: их кидают в трюм попавшего в катастрофу судна, а управление осуществляется с «Гордого». На спасателе имеется своя водолазная станция: три водолаза снабжены аквалан­гами и скафандрами.