Мужественные и настойчивые авиаторы


Вдруг мы увидели крупный снимок: улыбающийся Юрий Гагарин среди авиаторов польского полка. Офи­церы показывают нам еще один снимок, под которым подписано: «На этом месте 21.07.1961 года стал на польскую землю первый космонавт мира Юрий Гага­рин». И еще поведали нам о том, что это единственная в Народном Войске Польском часть, в списки которой навечно занесен почетный пилот Юрий Гагарин.

Долго мы ходили по военному городку, вместе фото­графировались. Организовали соревнование по стрельбе из пистолета. Хозяевам помогли, видно, родные сте­ны — гости вкусили горечь поражения. Сразу же про­звучали возгласы:

— К следующему разу мы потренируемся, стрелять будем точнее.

Потом вместе пришли к выводу, что главное в дру­гом: важно уметь метко стрелять по врагам, если они посмеют посягнуть на свободу и независимость наших стран.

Расставались поздно вечером. Возле нашего автобу­са было шумно. Польские офицеры и их семьи прово­жали нас как дорогих гостей, приглашая приехать еще. Мы отвечали тем же. Рукопожатия, объятия, поцелуи. В общем, все то, что бывает, когда расстаются верные друзья.

А через неделю я снова был в пути — ехал к тем друзьям гвардейцев, которые служат в Чехословацкой национальной армии. Позади пограничные формально­сти, прохожу мимо полосатого красно-белого шлаг­баума. Навстречу мне спешит чехословацкий офицер, которого я никогда не видел. Правда, мы разговаривали с ним по телефону около двух минут. Несмотря на такое непродолжительное заочное знакомство, майор Милослав Янда (я догадался, что это именно он раз­говаривал со мной по телефону) радушно улыбался, крепко пожимал руку, будто мы знаем друг друга уже много лет. Когда мы сели в «Москвич», майор Янда начал рассказывать о тех советских офицерах, с кото­рыми он подружился в 1968 году. И тогда я понял, что для него любой советский офицер — верный и на­дежный друг. Точно такой же, как Лаврентий Шагашвили. О, этот Шагашвили! Одно то, что уже через месяц он довольно сносно говорил на чешском языке, покорило его чешских друзей. Милослав Янда до сих пор не терял связи с Шагашвили. На следующий год Милослав станет дорогим гостем столицы солнечной Грузии Тбилиси, куда его пригласил Лаврентий.

«Москвич» легко подминает под себя километры пути. А вокруг ухоженные поля коллективных хо­зяйств чехословацких крестьян. Заметив мой интерес, майор Янда рассказывает об истории коллективизации сельского хозяйства в ЧССР, о выгодах, которые полу­чила страна после этого важного шага.