Маршруты Азарушкина


Иду как-то по улице Веры Хоружей в Минске и вдруг промелькнула мысль: «Что-то я давненько Петра Азарушкина не видел. Надо бы позвонить…» Подумалось, конечно, не просто так: я знал, что Петр Федорович где- то неподалеку живет. И тут вижу — идет полковник с могучими плечами, на мундире — нагрудный знак во­енного летчика-снайпера. Азарушкин! Обрадовались, горячо поздоровались. Посыпались обычные в таких случаях вопросы: «Где ты?.. Как ты?..»

— Ты вот с семьдесят восьмого года уже на гражданке трудишься, а мне еще служить,— сказал Петр Федорович, но сказал как-то грустно. И было это настолько не похоже на него, что я удивился. Знаю, как он рвался в армию служить и в критические момен­ты (о том речь дальше пойдет) делал невероятные уси­лия, лишь бы только остаться в строю, в строю кры­латых.

— Да дело в том,— будто прочитав мои мысли, сказал Азарушкин,— что я уже не летаю. По-прежнему служу в штабе авиации округа, но на нелетной должно­сти. Врачи на этот раз бесповоротно спустили с небес на землю… Сам понимаешь, годы…

— Ты что, Петро? — не удержался я.— Не похоже на тебя… Ну, меня    в тридцать лет «приземлили», а сколько людей, которые даже в качестве пассажира в небо не поднимались. Так что из этого? Ведь ты сколько раз своим подчиненным говорил о смысле жизни… Впро­чем, сам знаешь, что главное в жизни человека.

— Главное — дело!— сверкнул своей широкой доброй улыбкой Петр Федорович.

— Служба идет?

— Хорошо идет!

— Так в чем вопрос?

Поговорили, распрощались, условились о следующей встрече. А я невольно разматывал тугой клубок па­мяти… «Это было недавно, это было давно…»

Много лет назад перекрестились наши с Петром Аза- рушкиным жизненные дороги. Я тогда служил военным журналистом в Северной группе войск. Для газеты нужна была статья опытного летчика о бомбометании с кабрирования. Приехал в часть, зашел к одному из командиров эскадрилий. У его стола сидел капитан с от­крытым добрым лицом, которое венчала шапка густых вьющихся волос. Я изложил комэску суть дела, с ко­торым приехал. Командир испытующе посмотрел на капитана:

— Сделаешь, Петр Федорович?

— Сделаю,— с готовностью ответил тот.

— Не сомневайтесь! Если Азарушкин пообещал, то сделает — слово его твердое.

А капитан спросил:

— Когда надо?

— Два дня хватит?

— Так… Завтра у нас полеты в первую смену,— вслух начал прикидывать Азарушкин.— Сегодня я статью начну писать, завтра после разбора полетов за­кончу… Значит, послезавтра утром встретимся.