Лагерь для военнопленных Ламбиновице


В одном из бараков первый солтыс Ламбиновице Станислав Заневськи нашел альбом рисунков. На них изображены изможденные люди разного возраста: пожилые мужчины и еще почти мальчишки. Объединяет их то, что глаза выражают жажду свободы. Особенно впечатляет рисунок пожилого мужчины в буде­новке. Сил, видно, у него осталось мало, но стойкость была прежней. Может быть, без сознания попал он в неволю, но выжил и ждет, пока вооруженный до зубов охранник повернется к нему спиной. И тогда последние силы отдаст уничтожению еще одного врага. В альбоме были найдены документы Николая Тесленко. Польский публицист Станислав Луковськи посчитал, что Тесленко и является автором этих ри­сунков. Желая подробнее узнать обстоятельства созда­ния рисунков, Станислав Луковськи опубликовал в журнале «Польша» статью о творчестве Николая Тесленко. Вскоре автор получил письмо, из которого узнал, что настоящий художник живет в Башкирии и имеет фамилию — Георгий Иванович Данилов, а не Тесленко. До 1941 года он учился в Академии худо­жеств в Москве. Потом воевал. Попал в плен. И тут, в Ламбиновице, несмотря на кошмарные условия лагер­ной жизни, свободные минуты посвящал рисованию портретов советских, польских, итальянских и других военнопленных. Он не надеялся выжить, но хотел оставить живым свидетельство мучений, которые доста­лись на долю пленных от рук фашистов.

А Николай Тесленко был фельдшером, который в меру своих сил помогал больным, раненым, доставлял для Данилова бумагу.

Сейчас эти рисунки находятся в ламбиновицком музее. Сюда, на территорию бывшего лагеря, приез­жают туристы из Америки, Англии, Франции. Они убеждаются, что зверства гитлеровцев — не пропаган­дистский вымысел, а жестокая правда. Сюда приез­жают немцы и нового и старого поколений. Одни из них недоуменно пожимают плечами: зачем, мол, старое ворошить? А другие подолгу стоят у экспонатов, ужа­саясь: неужели эти преступления были совершены нашими дедами и отцами?

Приезжают сюда польские и советские воины. Рассказывают, что некоторые из них находили могилы своих дедов на старом кладбище военноплен­ных. Темнеют глаза у воинов, когда они проходят по залам музея, по территории бывшего лагеря, когда останавливаются у могилы сорока с лишним тысяч со­ветских людей. Потом, когда возвращаются в свои части, крепче сжимают оружие в руках, давая клятву: «Это не должно повториться!» И воины союзных армий Вар­шавского Договора еще бдительнее следят за происками германского империализма. Генералы бундесвера ползают по стратегическим картам, готовя новые планы, сменив только кодовое название «Барбаросса» на другое, по-прежнему воспитывая у солдат ненависть ко всему советскому. Но ныне бастион социалистиче­ского содружества крепок, как никогда. И любые су­масбродные планы войны против наших народов- братьев обречены на провал.