Контакты с советскими судостроителями


Авиаторы долго ходили по заводу, беседовали с рабочими и работницами. Миро Сегноутка, которая обучала въетнамских юношей мастерству создания су­довых двигателей, Карел Черны и другие товарищи тепло встречали советских гостей, охотно рассказывали о себе, о своем труде, о том, как завод выполнял решения XIV съезда КПЧ. А когда уже выходили к автобусу, Богумил Клицпер вручил каждому снимки, где гвар­дейцы запечатлены в гостях у рабочих. Удивились авиа­торы такой скорости, разговорились с автором снимков. А тот показал фотографии 1945 года — он и тогда не расставался с фотоаппаратом. На них запечатлены воины-освободители.

— Вот видите, это мой друг Цветков,— сказал Бо­гумил, указывая на бравого советского офицера со мно­гими орденами и медалями.

— Интересно, где он сейчас, мой однофамилец? — задумчиво произнес гвардии майор Вячеслав Цветков, глядя на старый, пожелтевший от времени снимок.

— Не знаю,— тихо ответил товарищ Клицпер.— Впрочем, это не так важно. И он, и вы оказали нашему народу неоценимую помощь. Спасибо вам…

Немало чехословацких городов было на пути у гвар­дейцев. Но особенно запомнился им Градец Кралове. Он знаменит в ЧССР тем, что в нем в свое время был возве­ден первый в стране памятник В. И. Ленину. А в дни празднования столетия со дня рождения Ильича город­ской совет решил выбить памятную медаль. Вот ее-то и вручил председатель горсовета инженер Иржи Шедивка всем советским авиаторам, в честь которых был дан торжественный прием. Иржи Шедивка и Вячеслав Цветков произнесли приветственные речи, предложили тосты за вечную и нерушимую дружбу советского и чехословацкого народов.

…Вот и пришла минута, когда друзьям надо рас­ставаться. Ведь у каждого из них — большие и важные дела. Серебристый Ил-14 порулил на взлетную полосу. Вслед приветственно помахали руками чехословацкие друзья. Я тоже оказался в роли провожающих. Правда, сначала я вместе со всеми пошел к самолету. Секретарь горкома КПЧ Эвжен Захарьяш удивленно посмотрел на меня:

— А ты куда? Отсюда до Лондек Здруя полтора часа езды на машине.

— Так у меня же нет ни крон на билет, ни паспорта.

— Э-э, разве это проблемы? — улыбнулся Эвжен.— Прощайся с друзьями и оставайся.

Вкратце объяснив Цветкову и Колмакову суть пред­ложения Захарьяша, я попрощался с ними. Вскоре я возвращался в свой санаторий, который так спешно покинул трое с половиной суток назад. На уже знакомом мне контрольно-пропускном пограничном пункте в Находе (или Кудове Здруй с польской стороны) чешский капитан Павел, тепло поздоровавшись со мной, спросил:

— Есть ли у тебя справка, что ты не везешь фрукты и тому подобное?

— Честно сознаюсь тебе, что такой справки у меня нет. Но по секрету скажу тебе, что я действительно не везу ни фруктов, ни тому подобного.

— Учитывая второе, нарушим первое, хотя оно и является требованием инструкции. Рад тебя видеть, приезжай еще,— пожал на прощанье руку Павел.