Командующий авиацией Северной группы войск


Командующий авиацией Северной группы войск ге­нерал-лейтенант В. С. Голиченко встретил тепло. Выслу­шав нас, он вызвал заместителя, ввел его в курс дела и сказал:

— Подготовьте приказ о создании группы по под­готовке трехсторонней встречи авиаторов с полетами и боевым применением самолетов на полигоне. Вы — старший.

Заместитель спросил, на какое время планировать торжественные мероприятия, в частности, приезд ко­мандующего…

— Ни в коем случае! — прервал его Голиченко.— Встречаются полки — и только!

Генерал Кравцов засмеялся:

— Генералы как понаедут, так лейтенантам только и останется, что стоять навытяжку. Куда уж тут сердеч­ность проявлять!

— Да, Алексей Савельевич прав. Вы тоже будете руководить подготовкой к встрече только до самого момента встречи. А потом вы тоже не мешайте летчикам и техникам.

— А как же с полигоном быть? Кто отвечать за все будет?

— Отвечать будете вы,— жестко сказал командую­щий.— А руководить поручите опытному офицеру, скажем, подполковнику Князеву.

— Хороший организатор,— поддержал его Крав­цов.— Военный летчик-снайпер, толковый командир, партийные качества — выше всяких похвал. Можно и полковника Воронцова подключить.

— На том и порешили,— заключил командующий.

Встреча авиаторов советского, польского и чехосло­вацкого авиационных полков состоялась во второй по­ловине апреля, вскоре после состоявшегося в Варшаве в 1974 году совещания Политического консультативного комитета государств-участников Варшавского Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, которое в своем коммюнике подчеркнуло, что противники раз­рядки международной напряженности не сложили ору­жия, пытаются противодействовать процессу разрядки, затормозить этот процесс, отвечающий чаяниям наро­дов. Поэтому страны Варшавского Договора считают необходимым укреплять свою обороноспособность и развивать тесное сотрудничество между собой в этом направлении.

Атмосферу встречи описать трудно. Она была теп­лой, сердечной, потому что после августа 1968 года боевые побратимы впервые встретились таким «треу­гольником», каким он был в те сложные для чехосло­вацкого народа времена. В то же время она была и исключительно деловой. Мы с майором Брониславом Морыцом, подпоручником Эдвардом Вуйцыком (став­ший подполковником Болеслав Гачковськи не смог приехать по состоянию здоровья) и сержантом штабовым Казимежем Фиялковським так же четко распре­делили свои обязанности по освещению встречи.