Командование капитана Воронина


Вскоре звено СВ под командованием капитана Воронина поднялось в воздух. Видимость была — хуже некуда, только вертикальная, под самолетами, но штур­маны в звене были отличные, особенно на ведущем бомбардировщике. Летя от одного характерного назем­ного ориентира к другому, звено точно вышло к наме­ченной цели. Перед выходом на боевой курс капитан Воронин дал команду приглушить моторы, чтобы колон­на не успела преждевременно обнаружить бомбардиров­щиков и рассеяться.

Штурмовку экипажи провели точно в соответствии с планом командира: бомбовыми ударами создали проб­ки в голове и хвосте колонны. Несколько танков и автомашин загорелись. Фашисты в панике заметались по обочинам дороги в поисках укрытий. А советские летчики снизились до бреющего полета и открыли по гитлеровцам ураганный огонь из всех пулеметов.

Фашисты изо всех сил огрызались, стреляли по самолетам из винтовок, автоматов, пулеметов. И в каби­ну ведущего попало несколько вражеских пуль. Осколки остекления впились в лицо Воронина. Кровь залила глаза. Превозмогая боль, мужественный летчик про­должал крепко держать штурвал в руках. Несколько минут он вел самолет вслепую. Потом ему удалось протереть глаза, и он собрал звено, повел его на свой аэродром. Здесь выяснилось, что одна стойка шасси не выходит из-за повреждений, полученных в бою. Но замкомэск сумел посадить самолет на одно колесо.

Вот так отметили летчики эскадрильи канун 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Вражеская колонна танков и пехоты не смогла своевременно прибыть на фронт. Да и прибыла она туда далеко не полным составом, который, к тому же, был деморализован.

11 декабря 1941 года капитан Воронин, уже в долж­ности командира эскадрильи, повел на боевой вылет шестерку СВ под прикрытием трех истребителей ЛаГГ-3. Предстояло штурмовать вражеские артилле­рийские и минометные позиции. На подходе к цели группу Воронина атаковали «мессершмитты» из специ­альной берлинской группы асов «Адольф Гитлер». Их встретило звено истребителей прикрытия, но врагов было больше, намного больше. Разгорелся воздушный бой. Уверенные в своем численном превосходстве и потому — в безнаказанности, фашисты с яростью броси­лись на советские самолеты. Капитан Воронин дал команду не подпускать врага на дистанцию, которая позволяла бы вести по бомбардировщикам прицельный огонь. Шестерка СВ шла в плотном строю, обрушивая шквальный огонь на фашистов.