Инициатива советских летчиков


Советские летчики повели его на вертикалях, чем лишили противника преимущества по высоте и взяли инициативу в свои руки. Летчики Цветаев и Канкошев сбили по одному Me-109. Немцы по радио за­просили помощь. К месту боя прибыло еще четыре Me-109, потом еще и еще. Напряжение схватки усили­валось. По количеству гитлеровцы превосходили гвар­дейцев, но инициатива осталась за советскими летчи­ками. Они уничтожили двенадцать фашистских самоле­тов, а гитлеровцы подбили только одну краснозвездную машину. Да и то гвардии старший лейтенант Канкошев произвел посадку на своей территории.

Таких боев в истории советского полка немало. Он стал называться Краснознаменным. Лучшим из лучших — М. М. Осипову, Н. К. Наумчику, А. Л. Приказчикову, Н. Н. Печеному, Г. Р. Павлову, А. Канкошеву, И. М. Горбунову, В. В. Исаеву и Ф. 3. Калугину присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Да и после войны авиаторы полка достойно продол­жают славные боевые традиции. В честь пятидесяти­летия образования СССР Министр обороны СССР награ­дил часть вымпелом «За мужество и воинскую доб­лесть». Да и то, что полк третий год подряд носил звание отличного, говорило о многом.

— Одно плохо,— вздохнул гвардии майор Игин,— с каждым годом все меньше в наших рядах остает­ся фронтовиков. И все же наши молодые летчики время от времени встречаются с теми, кто в огне войны ковал славу нашего оружия.

— Да и у нас такое же положение,— согласился подполковник Галох.— Практически в полку остался один фронтовик, майор Мечислав Будяковськи.

Этот офицер оказался здесь же, в зале истории части, и охотно рассказал о себе. Пятнадцатилетним парнишкой Мечислав Будяковськи партизанил под командованием легендарного Артема Ковпака. Там, в одном боевом строю с советскими товарищами, за­калялась его воля, воспитывались его высокие качества бойца-интернационалиста, которые он прививал теперь молодым польским авиаторам. Офицер нередко прово­дил беседы и здесь, в комнате истории части, расска­зывая новому поколению авиаторов о традициях вер­ности социализму, о братстве по оружию с воинами Советской Армии, других армий Варшавского Договора.

Почти все находившиеся в комнате истории полка экспонаты свидетельствовали о прочных связях с братьями по оружию. Сюда приезжали чехословацкие, болгарские, немецкие летчики. Но чаще других здесь бывают, пожалуй, советские, в том числе и из гвардей­ского полка. Уже многие здороваются запросто, как близкие друзья,— подполковник Бронислав Галох и гвардии майор Павел Грищенко, подполковник Казимир Рожек и гвардии майор Анатолий Игин, капитан-инженер Ежи Радиуш и гвардии майор-инженер Алек­сандр Зилинский… Они накопили богатый опыт боевой учебы, который стал их общим богатством, общим оружием. И от того узы братства стали еще проч­нее.