Группа разведчиков Советской Армии


Командир выбрал верное направление — фашисты ожидали группу разведчиков с трех сторон, а они удари­ли туда, где гитлеровцев было мало. Пробились. Уже выходили на окраину села. Фашисты озлобленно стреляли вслед из пулеметов и минометов. Но вот огонь несколько ослаб. Рядовой Мисюров услышал голос командира:

— Вперед!

И тут же рядом ухнул взрыв мины, разворотившей часть дома. Мисюров на мгновение пригнулся и уже бы­ло собрался совершить очередной бросок вперед, как вдруг услышал крик женщины:

— Ратуйте мое децко!

Из крика Мисюров понял только одно: децко. «Ребе­нок?— подумал солдат.— Это где же его угораздило?» И увидел протянутые к пылающему дому руки жен­щины. «Ага, значит, ребенок там»,— промелькнула мысль у Мисюрова, и он бросился в огонь. Товарищи ждали его, пока он не появился с ребенком на руках. Но ждали его и гитлеровцы: они тут же отрыли по Мисюрову огонь из автоматов и пулеметов. Уже падая, Влади­мир Мисюров отбросил ребенка подальше, на лежавшую у сарая солому. К солдату подполз один из разведчиков, но помочь уже ничем не мог — Мисюров был убит.

Фашисты пошли в атаку. Группа советских солдат была слишком малочисленной, чтобы сдержать их на­тиск. Да и задачи у нее другие были. Воины отступили, чтобы назавтра вернуться сюда снова. Но тело Мисюро­ва не нашли. Все обыскали кругом, однако никаких следов не обнаружили. Уже было задумались: а может, выжил Мисюров? Но вскоре один из солдат нашел све­жий могильный холмик со сбитым на скорую руку крестом и краснозвездной каской. Кто-то из местных жителей, видевших подвиг советского солдата, рискнул даже в этой обстановке предать тело героя земле — польской земле, во имя жизни на которой он погиб.

Прогремел залп из автоматов, и солдаты пошли даль­ше, на запад.

Вот что узнала Валентина Мисюрова от Ивана Гончарова о подвиге своего мужа. И она решила побы­вать на его могиле. Но отыскать ее оказалось не так просто, потому что в послевоенное время советских солдат, погибших при освобождении Польши, перезахо­ронили на специальных кладбищах. Так что той одино­кой могилы, в которую опустил Владимира Мисюрова кто-то из польских патриотов, не было. Однако с по­мощью польских журналистов было установлено, что прах Мисюрова перезахоронили в городе Картузы. И председатель повятовой рады народовой магистр Чеслав Пепшак выслал в столицу Узбекской ССР Таш­кент приглашение Мисюровым приехать в братскую Польшу, чтобы почтить память их отца и мужа.