Грозные годы Великой Отечествен­ной войны


Владимир Загитов после посадки вышел из кабины, с удовольствием ощутил на своем разгоряченном лице освежающее прикосновение ветра. Окинул взглядом стоявшие самолеты. Подумал о том, что о таком полете и отцу не стыдно доложить.

Фуат Загитов в грозные годы Великой Отечествен­ной войны рвался на фронт. Именно тогда он стал курсантом Челябинского военного авиационного училища штурманов. Однако громить гитлеровских захватчи­ков Фуату Загитову не довелось — он окончил училище в 1945 году, когда уже отгремели салюты Победы. Армейская судьба забросила сначала на берега Черного, затем — Балтийского морей. Служил и на Тихоокеан­ском побережье. С самого рождения Володя Загитов слышал гул самолетных двигателей — аэродром, с кото­рого взлетал отец, был рядом с домом, где они жили. И потому, когда Володя подрос, родилась мечта пойти по отцовскому пути, быть таким же умелым штурманом, как Загитов-старший.

Штурман авиационного полка Фуат Загитов оказал­ся в числе советских воинов, которые по решению правительства были уволены в запас при сокращении Вооруженных Сил СССР в 1960 году. По­шел работать в один научно-исследовательский инсти­тут. Однако в строй встал другой штурман Загитов — Владимир окончил то же училище, что и отец. Правда, оно стало высшим, Краснознаменным, и носит имя 50-летия ВЛКСМ. Это же училище окончил еще один Загитов, Валерий, младший сын Фуата.

Вспомнился Владимиру один из разговоров с отцом, который рассказывал о приморских аэродромах, о небесных маршрутах. Фуат Хадыевич сказал тогда:

— Прокладывайте курс, сынки, так, чтобы самый строгий командир мог с чистой совестью сказать: «Раз курс проложил Загитов, значит, это верный курс». Я много лет водил самолеты, оберегая мирный труд нашей страны. Теперь наступил ваш черед. Берегите нашу землю, наше счастье. А оно, счастье, не только семейное… Помните обо всей семье народов нашей Отчизны…»

«Что и говорить, прав отец. Тысячу раз прав!» — по­думал Владимир, вспомнив всех своих родственников. Отец по национальности — татарин, мать — башкирка. Отец жены Амалии — немец, ее мать — украинка. Когда у Владимира и Амалии родился сын, имя дали — Дмитрий. А вот какую он себе национальность запишет, когда будет паспорт получать?

— Да пусть пишет просто: национальность — со­ветская,— смеются в ответ на мой вопрос счастливые Владимир и Амалия.