Гость штаба армии «Дон»


Нехода удивленно посмотрела на командира взвода. Но раздумывать было некогда — на позицию ползли фашистские танки. Мирзоян заменил убитого коман­дира роты и организовал отражение атаки. Он лично подбил два танка.

А когда наступило затишье, старшина выполнил распоряжение Мирзояна. Арам вкопал в землю столб, верхушка которого стала осью для колеса от телеги, а противотанковое ружье продел между спицами ство­лом вверх. Нехода скептически смотрел на дело рук своего командира, хотя охотно помогал ему. Когда начался налет, старшина по-достоинству оценил сме­калку Мирзояна: тот сбил «юнкерса». Фронтовая

газета сообщила об этом на следующий день. Новше­ство Мирзояна быстро внедрилось во всех частях. И фашистским асам пришлось набирать высоту, бом­бить и стрелять уже не так прицельно, как раньше.

В тот же день Арама вызвали в штаб. Полковой комиссар Ефремов сказал:

— Вот видишь, Арам, тебе уже мало трех немецких слов. Поступаешь в непосредственное распоряжение Москвы.

И кивнул в сторону незнакомого подполковника.

Молодой румынский летчик обер-лейтенант Георгис Григореску прибыл в штаб дивизии генерала Гофмана из группы армии «Дон» не по служебным целям, а с поручением своего отца: оформить заказ на поставку вермахту теплого белья. У него было все: солидная осанка, разрешение вести переговоры, рекомендатель­ные письма. Но гестаповский майор Отто Штульц привык не верить никому. Он тут же связался с Буха­рестом, спросил о том, каковы внешние данные у Георгиса Григореску. Все совпадало. Однако майор Штульц решил поговорить с самим отцом обер-лейтенанта. В это время телефонная связь с Бухарестом была прервана партизанами. «Что ж, этот румынишка никуда от меня не уйдет,— подумал Штульц.— А пока надо сорвать с фабриканта. Деньги у него, видно, водятся». И начал придирчиво уточнять, как это Григореску умудрился добираться из Бухареста на самолете целый месяц, если тут всего несколько часов летного времени. Румын терпеливо объяснил, что в районе Бобруйска самолет был сбит партизанами. Пришлось выброситься с па­рашютом. Приземлился в расположении 385-го пехот­ного полка, с которым и добрался до фронта.

— В конце концов,— обиженным тоном сказал обер-лейтенант Григореску,— вы можете проверить все это у интенданта триста восемьдесят пятого полка капитана Ганса Брауна.