Головы фашистских захватчиков


А Ивакин с той поры старался подальше держаться от сел.

Из окружения выходила какая-то наземная часть. К ней-то и пристроился со своими самолетом Алексей Ивакин. С ней и вышел с оккупированной территории.

А как найти свой полк? Поднял голову вверх Ива­кин, видит: летит «ишачок» с боевого задания. При­смотрелся Алексей, в каком направлении полетел само­лет и сам поехал туда же. Время от времени, когда еще видел в небе «И-16»; корректировал свой маршрут. И ведь вышел точно на аэродром своего полка!

«Радостно встретили авиаторы своего однополчани­на,— рассказывает в своем письме Г. А. Пшеняник.— Заросший бородой, в изорванном обмундировании, он счастливо улыбался. А на расспросы отвечал коротко: «Да нормально все, раз добрался до своих». Отказав­шись от отдыха, сразу же приступил к ремонту само­лета, закатив его в просторную украинскую клуню, ставшую на какое-то время ангаром. А еще через четыре дня восстановленная «двойка» вновь взлетела в полы­хавшее огнем небо.

У этого самолета оказалась счастливая судьба. Он еще долго нес боевую службу, особенно в период напря­женных боевых действий на Северном Кавказе летом и осенью 1942 года.

Примечателен и такой факт: «двойка» была за­креплена за прибывшим в полк молодым летчиком старшим сержантом Василием Собиным. На ней буду­щий Герой Советского Союза, всегда веселый и жизне­радостный воронежский паренек, прославивший своими подвигами родной полк, получил боевое крещение и му­жественно сражался, защищая от вражеского нашест­вия Кавказ. Послушная его воле, «двойка» 189 раз уходила в боевой вылет, Василий Собин обрушивал на головы фашистских захватчиков смертоносный свинец, сразил в воздушных боях трex гитлеровских асов.

А в ноябре 1942 года наступил час расставания — полк направили в тыл для перевооружения на новые боевые машины ЛаГГ-3. Вот тогда-то и пришлось Собину и Ивакину распрощаться со счастливой «двойкой» и передать ее в запасный авиационный полк. И она еще немало послужила подготовке для фронта умелых воз­душных бойцов».

«Дальнейшая моя фронтовая жизнь,— это уже пи­шет Алексей Михайлович,— была такой же, как и у всех наземных авиационных специалистов — обслужи­вал самолеты. Особенно мне запомнилось время, когда я на своем «Як-3» нарисовал семнадцать алых звез­дочек: столько фашистских стервятников сбил на нем Герой Советского Союза Василий Князев.