Гитлеровские воздушные пираты


Недаром за Алексеем Михайловичем была слава умелого, сноровистого авиатора. Вовремя сообразил, что автомобиль и краснозведный самолет на дороге — иде­альная наземная мишень для гитлеровских воздушных пиратов. Тщательно замаскировал обе машины, укрыв их сверху зелеными ветками, и шел по полному опас­ности и неизвестности пути, конечный пункт которого тоже был неведом. Ведь полк, в котором служил млад­ший воентехник А. М. Ивакин, тоже не стоял на месте: воевал с фашистами, перебазировался с места на место. И все же Алексей Михайлович твердо верил, что он доберется до своих.

Разбитая дорога медленно ползла под колеса авто­машины и самолета. Так же медленно разматывалась лента воспоминаний Алексея Михайловича своей до­военной жизни. Об отце он знал только то, что расска­зывала о нем мать. Михаил Михайлович работал слеса­рем вагоноремонтных мастерских депо Грязи Воронеж­ские, активно участвовал в революционном движении. После очередной забастовки рабочих царское самодер­жавие бросило Михаила Ивакина на четыре года в тюрьму. Но не вынес он тяготы тюремного заключения и умер в 1915 году, не дожив до Великой Октябрьской социалистической революции. Осталась мать одна, а на руках у нее — куча детей, мал мала меньше. Работала санитаркой в приемном покое военного госпиталя.

«Где-то ты сейчас, наша добрая мать?» — подумал Алексей, глядя на дорогу. Да и не только о ней вспоми­нал — обо всей семье. Неизвестна была судьба его стар­шего брата Александра. Тот закончил военную летную школу, стал умелым, мужественным летчиком, в мир­ные дни удостоился ордена Красной Звезды. Потом храбро сражался с белофиннами. Но в одном из вылетов ему не повезло — прямым попаданием зенитного снаря­да самолет был сбит, а летчику оторвало стопу ноги. Ему удалось все же приземлить машину, но на финской территории. К нему бросились на аэросанях вражеские солдаты и офицеры. Комиссар эскадрильи не оставил товарища в беде: огнем из пулеметов метко поразил аэросани противника и приземлил свою «Чайку» у Ивакинского самолета. Парашютными стропами привязал Александра к стойке, что между плоскостями, и взле­тел. Летчик остался жив. Когда раны зажили, Алек­сандр поступил учиться в военно-воздушную академию, окончил ее и стал преподавателем одной из кафедр.