Германский фашизм


А потом почтальон стал обходить Мисюровых. Ва­лентина успокаивала себя: «Да где же там письма пи­сать? Вот уже Гитлера в самом Берлине добивают. После победы и напишет. А то и сам приедет, коли начальство отпустит». А сердце болело, будто чуя беду. И она пришла. Уже в мае, когда германский фашизм был разгромлен, почтальон принес конверт, адрес на котором был написан чужой рукой. Торопливо вскрыла конверт, стала читать прыгающие буквы. Всего две строчки, будто пулеметная очередь, вошли в сердце женщины: «Сообщаем Вам, что Ваш муж Владимир Мисюров погиб смертью храбрых в боях за освобожде­ние братской Польши». Лариса теребила мать за платье, спрашивала, что пишет папа, а та невидящим взглядом водила по строчкам извещения. Потом застонала и отве­тила дочке:

— Не вернется наш папа. Он навсегда остался в Польше.

Шло время. Зарубцевались раны, нанесенные вой­ной. Но вдова помнила своего мужа и хотела знать, как он погиб. Попросила своего брата, тоже прошед­шего по дорогам войны:

— Попробуй, может, ты что-нибудь узнаешь о Во­лоде?

Почти через четверть века после того, как Валентина Мисюрова получила извещение о гибели мужа, ее брат был участником слета ветеранов Великой Отечествен­ной войны. Совершенно случайно брат Валентины услы­шал рассказ полковника запаса Ивана Гончарова, кото­рый в годы войны командовал артиллерийским диви­зионом 49-й армии генерал-лейтенанта И. Т. Гришина.

— Все вы знаете, товарищи, памятник в Трептов-парке в Берлине,— сказал Иван Гончаров.— Солдат с мечом держит спасенного ребенка. В основу этой ком­позиции положен действительный случай, который про­изошел в Германии. Но такой же случай произошел и в Польше. Группа разведчиков с боем выходила к своим, когда в пылающем доме раздался крик ребенка. Один из солдат бросился туда и спас его. А сам погиб.

Брат Валентины не выдержал и спросил:

— А как фамилия того солдата?

— Владимир Мисюров,— последовал ответ.

Было это в небольшом селе Келпино, которое

лежит неподалеку от Картуз, что в Гданьском вое­водстве. Стоял хмурый мартовский день. Рядовой Вла­димир Мисюров, входивший в состав разведгруппы, укрылся за домом. Гитлеровцы их почти окружили и принимали меры к уничтожению группы. Владимир вспомнил, что сегодня восьмое марта. И выругал себя: «Эх ты, мужчина, даже не поздравил жену с дочкой с праздником. Ну, да ладно, вот фашиста добьем, тогда уже и поздравлю со всеми праздниками сразу. Главное живым вернуться к ним, моим родным». В это время раздался голос командира:

— Внимание! Пробиваемся в направлении Сомонина! В атаку, вперед!