Экспорт в Советский Союз


В правоте Эвжена Захарьяша я убедился и тогда, когда ходил по улицам Златой Праги — той самой Праги, которую американские бомбардировщики всю войну обходили стороной, и только в конце апреля 1945 года, когда уже стало ясно, что освобождение от фашистского ига ей принесут советские войска, американцы обрушили на нее мощный бомбовый удар. Злата Прага свято чтит своих освободителей. На пло­щади Красноармейцев была установлена фигура па­дающего раненого воина. Ныне этот памятник нахо­дится на самом святом для каждого жителя Чехосло­вакии месте — на горе Виткув. Над ней возвышается могучая фигура Яна Жижки, восседающего на столь же могучем коне. В 1420 году национальный герой Чехословакии разгромил крестоносцев, защитив Прагу. Здесь же находится памятник Неизвестному солдату, отдавшему свою жизнь за освобождение Родины от крестоносцев XX века — гитлеровских захватчиков. В погожий день почти со всех окраин Праги виден памятник-пантеон Народного Освобождения Чехосло­вакии, в помещении которого похоронены выдающиеся деятели Коммунистической партии и государства Антонин Запотоцкий, Клемент Готвальд, замурованы урны с прахом Богумила Шлеерала, Йозефа Гакена, Марии Майеровой, Карела Крайбеха и других дорогих социалистической Чехословакии и международному коммунистическому движению людей. Именно сюда перенесен сейчас памятник советским воинам. А рядом, на стене,— мозаичная надпись: «О Россия, ты нахо­дишься глубоко в нашем сердце, благодаря твоей крови цветет наша свобода».

Целый день мы ходили по улицам Праги. И все время ощущали на себе взгляды: доброжелательные, приветливые. Злата Прага жила будничной, деловой жизнью. А по ее старинным улицам, музеям ходили экскурсанты и толпами и поодиночке. Характерно, что в воздухе часто звучала немецкая речь. Правда, это были не те немцы, поток которых хлынул сюда в 1968 году. У них, сегодняшних немецких экскурсан­тов, форма советского военнослужащего как раз вызы­вает добрые чувства. В Пражском Кремле ко мне подо­шла группа немцев. На ломаном русском языке они попросили рассказать, как попасть в музей сокровищ чехословацкого народа (похожий на советский Алмаз­ный ряд в московском Кремле). Подошли именно ко мне, советскому офицеру.