Экипаж майора Воронина


Экипаж майора Воронина ушел в воздух и взял курс на запад в заданный район разведки. Оставшиеся на земле летчики и штурманы негромко переговаривались, обсуждая результаты двух первых вылетов. Наконец, услышали голос возвращавшегося с задания Воронина. После приземления он доложил:

— В указанном районе обнаружил хорошо замаски­рованные танки до сорока штук и автомашины с при­цепами — до тридцати штук. Это только то, что мы сумели обнаружить, их там намного больше. Предпола­гаю, что кроме того там стоят еще и противотанковые орудия. Наш самолет был обстрелян зенитным огнем, атакован истребителями. Одного сбили.

— А факты, доказательства? — спросил командир.

Воронин улыбнулся.

— Есть и факты. Мы вышли в район разведки на бреющем полете. И чем-то подозрительным показал­ся этот кустарник. Думаю, дай я его пощупаю. Ну, и дал очередь. Что бывает, когда пули входят в землю?

— Да ничего,— отозвался командир полка.— Ну, фонтаны земли поднимутся…

— Правильно. А тут из-под кустарника искры посы­пались. Значит, пули по броне ударили.

— Все ясно, немедленно докладываю в штаб, а то фрицы, чего доброго, снимутся с обжитого места.

Через некоторое время большая группа бомбарди­ровщиков нанесла по скоплению фашистской техники и живой силы мощный удар. Контрудар гитлеровцев был сорван.

2 ноября 1942 года. Настроение у всех авиаторов полка приподнятое, по-настоящему предпраздничное, совсем не такое, как год назад. Прежним осталось у летчиков, штурманов, стрелков-радистов только одно — желание чаще подниматься в воздух и громить нена­вистного врага.

В эскадрилью гвардии майора Воронина пришел ко­мандир полка.

— Задание лично для вас, Иван Константинович,— улыбаясь, сказал он.

Оказалось, агентурная разведка сообщила, что в го­родском театре Пятигорска фашистское командование назначило на 19.30 второго ноября важное совещание большой группы старших офицеров. Все здания, по­скольку они лучшие в городе, вокруг театра гитлеров­цы заняли под штабы, расположили свои войска.

— Понимаете, Иван Константинович, очень важно, чтобы и вы внесли свой вклад в проведение этого совещания,— продолжал улыбаться командир полка.— Вас туда, конечно, не приглашали, но вы должны быть по-немецки пунктуальными и «прибыть на совещание» в девятнадцать тридцать. И вклад свой бомбовый внести тоже совершенно точно. От этого зависит исход всего совещания.