Дивизион на Неве


Под Невской Дубровкой, у 8-й ГЭС, есть место, кото­рое в годы блокады Ленинграда привыкшие ко всяким опасностям защитники колыбели революции называли «пятачками смерти». А занимал его 20-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, которым командо­вал капитан Соколовский. Фашисты всеми силами старались уничтожить ГЭС, которая давала ток осаж­денному Ленинграду. И бросали сюда большие группы бомбардировщиков, пытаясь достичь намеченной цели.

Августовским днем 1941 года над поселком имени Кирова и ГЭС небо потемнело от грозовых туч. Загро­хотали раскаты грома, пошел теплый летний дождь. Фашисты решили пойти на огромный риск и в грозу совершить налет на дивизион, который уже был изве­стен защитникам Ленинграда под названием Невского, чтобы уничтожить его. Летя прямо под клубящимися грозовыми облаками, гитлеровцы стремились застать зенитчиков врасплох. Над позициями дивизиона по­явилось 40 «мессершмитов» и «юнкерсов». Из-под крестатых крыльев посыпались бомбы. Молнии полосова­ли небо, и такие же молнии протянулись от стволов зенитных орудий к фашистским самолетам. Взрывы бомб, грохот выстрелов, громовые раскаты слились воедино. Прямым попаданием поражен командный пункт дивизиона. Ранен командир. Прервана теле­фонная связь. Но батареи тут же перешли на радио­связь. И дивизион по-прежнему надежно продолжал защищать 8-ю ГЭС. Батарея старшего лейтенанта Бабенко сбила вражеский самолет, который упал где-то возле Петродворца. А электрический ток бесперебойно подавался в Ленинград.

Это был первый бой дивизиона с гитлеровцами. Потом бои не стихали ни на один день. Именно на данном участке решалась судьба города — быть ему блокированным или нет. Поэтому противник, чтобы обеспечить успех своих наземных войск, бросил на этом направлении более 300 самолетов, которые непре­рывно висели над позициями дивизиона. Но зенитчики извлекли из первого боя уроки. Добились, чтобы связь командира дивизиона с батареями была непрерывной в любых условиях. Закопались в землю так, что только прямое попадание бомбы могло причинить вред. После боевого крещения зенитчики стали драться и злее, и хладнокровнее, не выпуская снаряды в небо попусту.

Однако недаром это место называли «пятачком смерти». Капитан Соколовский ранним утром одного из сентябрьских дней увидел, что над батареей старшего лейтенанта Шилова появилось много фашистских пикирующих бомбардировщиков. Их оказалось 37. Но зенитчики вели бой с ними на равных. Вот наводчик третьего орудия Михаил Панин прильнул к окулярам. Заряжающий Александр Лунев подготовил орудие к выстрелу. Сержант Муратов дал команду:

— Огонь!

«Ю-87», разваливаясь на куски, пошел в свое послед­нее пике. Вскоре рухнул на землю еще один «юнкере». Но в окопе третьего орудия вздыбился фонтан бомбо­вого взрыва. Погибли Михаил Панин, Александр Лунев. Остался в живых только сержант Муратов.