Авиадивизия Красной Армии


13 июля 1944 года летчики авиадивизии, которой командовал Александр Иванович Покрышкин, дрались против врага на Львовщине и сбили двадцать стервят­ников, четыре из которых уничтожил сам Александр Покрышкин. Девятаев, как всегда, прикрывал своего командира эскадрильи Владимира Боброва. Завязался очередной воздушный бой над территорией, занятой врагом. Бобров сбил «фокке-вульф», затем — «мессершмитт». В это время один из гитлеровцев прошил самолет Девятаева длинной очередью. Летчик был ра­нен, самолет загорелся. Михаил Петрович пытался дотянуть до своей территории, но пламя уже лизало лицо, руки, подбиралось к бензобакам.

— Миша! Приказываю: прыгай! — услышал лет­чик голос своего командира и перевалился за борт самолета… Успел только выдернуть вытяжное кольцо парашюта. Потерял сознание. Очнулся уже в неволе…

Начались мытарства в фашистском плену. Снача­ла — допросы, побои. Убедившись, что из летчика ни­каких сведений не выжать, гитлеровцы отправили его в тыловой лагерь, куда-то в район Лодзи. Вместе с ним были летчики-штурмовики Вандышев, Кравцов, другие советские авиаторы. В лодзинском лагере встретился Девятаев с летчиком Иваном Пацулой, с которым был знаком раньше. Он-то и сообщил Михаилу Петровичу, что пленные установили связь с польскими партизана­ми и готовят массовый побег. Но фашисты, будто почуяв неладное, ночью подняли всех, посадили в ваго­ны и увезли на запад. Осмотревшись на новом месте, Девятаев, Вандышев, Кравцов и Пацула начали гото­виться к побегу. Поскольку основания у бараков были деревянными, то решено было из одного из них вести подкоп. Мисками, ложками, пальцами летчики рыли землю. Грунт в карманах выносили наверх и разбрасы­вали под полом барака. Целый день работали на строи­тельстве нового лагеря, который немцы расположили сразу за аэродромом, а ночью спускались под пол, и рыли, рыли…

Неожиданно летчиков постигла неудача — они наткнулись на деревянную канализационную трубу. Гнилые доски провалились, и в подкоп хлынули не­чистоты. Иван Пацула и Василий Грачев с большим трудом ликвидировали аварию. Подкоп повели дальше. Дышать становилось все труднее, но мужественные лю­ди настойчиво шли к намеченной цели. Она была уже совсем близка. Побег запланировали в ночь с воскре­сенья на понедельник, когда в лагере обычно оставалось мало гитлеровских офицеров. Но в субботу подкоп был обнаружен. Девятаева, Вандышева, Кравцова, Пацулу и других товарищей бросили в карцер. В сентябре 1944 года Девятаева и Пацулу отправили в лагерь смерти Заксенхаузен, что под Берлином.

— Оттуда живыми не возвращаются,— с улыбкой сообщил им гитлеровский офицер.