Столкновение с фашистским истребителем

В момент этого столкновения Ковзан сильно ударился сначала о приборную доску, затем о бронеспинку. В голо­ве зашумело, в ушах — треск и звон.

Пулеметно-пушечная стрельба гитлеровцев

Прорваться к своим, однако, Ковзану не удалось. Фа­шисты предусмотрели и этот его маневр. Осколки и пули рвали на плоскостях истребителя обшивку.

Экипажи «петляковых» и «ильюшиных»

В те дни экипажи «петляковых» и «ильюшиных» нано­сили все более ощутимые бомбовые и штурмовые удары по резервам и коммуникациям, по железнодорожным узлам и артиллерийским позициям гитлеровцев.

Штурмовая авиационная дивизия

В школьные годы Борис не однажды читал в газетах и журналах статьи о его подвигах, подолгу рассматривал портреты и мечтал стать таким же, как он, Георгий Бай­дуков.

Пулеметы воздушных стрелков

Как и тогда, в сорок первом, неподалеку от Зарайска, Ковзан решил расправиться с вражеским самолетом таран­ным ударом.

Канун дня Красной Армии

Из-за ремонта истребителя — техник Павел Стадник устранял на нем разные неполадки — вылететь вместе с товарищами Ковзан не смог.

Поединок Бори­са Ковзана с фашистским «ягуаром»

Ме-110 потерял управление. Виляя из стороны в сто­рону, он перевернулся на нос и обоими моторами врезался в землю.

Как уничтожить «мессера»?

Жаль, конечно, что боеприпасов не было. Однако у летчика оставалось еще одно оружие — таран. И Ковзан на большой скорости бросил «ястребок» на вражеский са­молет.

Истребитель-бомбардиров­щик Ме-110

После третьей атаки истребители поднялись повыше и взяли курс на свою «точку». Поляков и Прокопенко при­землились в тот момент, когда Ковзан выполнял третий раз­ворот.

Наступление на Москву

О деталях того первого боя, о своем душевном состоя­нии Ковзан не стал особенно распространяться. Сбил вра­га — туда ему и дорога.

Разговор с ко­мандиром эскадрильи

Доворачивая свою крылатую машину на цель, Ковзан будто слился с ней. Казалось, истребитель вот-вот заденет хвостовое оперение бомбардировщика, нерасчетливо столк­нется с ним, и гибель летчика станет неизбежной.

Поединки однополчан с фашистскими истребителями

Оставаясь на земле, молодой летчик подолгу следил за поединками однополчан с фашистскими истребителями и бомбардировщиками.

Группа фашистских бомбардировщи­ков

Вражеский самолет, однако, появился не с запада, а с востока. Это был «Хейнкель-111». Вероятно, он летал на разведку и теперь возвращался на свой аэродром.

Совершенствование тех­ники пилотирования

Оттуда, с высоты в четыреста метров, еще шире открыл­ся горизонт. Придерживаясь за борт кабины, Ковзан рас­сматривал улицы города, берега полноводной Березины, где так часто удил с ребятами рыбу.

Дорога в небо…

С чего она начинается? Наверное, с мечты о полетах и подви­гах, с раздумий о романтике службы в авиации.

Удар пикировщиков по Берлину

Тот удар пикировщиков, что нанесли они по огневым позициям врага в Берлине, оказался для экипажей гвардей­цев 96-го бомбардировочного авиационного полка послед­ним.

Взор гвардейцев на Берлин

Вскоре перед взором гвардейцев открылся огромный, с очагами пожаров город. Это — Берлин. Александр Юрье­вич никогда не был здесь, никогда прежде над ним не ле­тал, но увидел его таким, как и представлял.

Войска вражеского гарнизона

Настал час вылета, и гвардии полковник Якобсон повел полк на Берлин. Небо было затянуто хмурыми, с редкими голубыми просветами облаками.

День Красной Армии 1945 года

День Красной Армии 1945 года стал в жизни Натана Стратиевского особенно радостным праздником. До самого вечера он принимал поздравления товарищей, однополчан.

Советские стрелковые батальоны

Гвардии полковник Якобсон посоветовался со своими заместителями, с начальником штаба и командирами эскадрилий.



/a∓