Трасса све­тящихся пуль

Гитлеровец, однако, открыл огонь первым. Трасса све­тящихся пуль, разрезав темноту, промелькнула рядом.

Ночной фашист­ский истребитель

На обратном маршруте два уцелевших фашиста пыта­лись атаковать истребитель Калашонка. И теперь уже Ко­валев, заняв удобную позицию, оберегал ведомого, кото­рому обязан был жизнью.

Перегрузки при маневрировании

Долго искать фашистов не пришлось. Уже при подходе к переднему рубежу обороны летчики заметили две пары «мессеров».

Очередная атака фашистов

В очередной атаке фашисты — теперь они шли на оди­ночный Пе-2 втроем — ударили по фонарю кабины. Смер­тельно раненный в грудь Павел Зинин, задыхаясь, прого­ворил:

Артпозиции врага

Пе-2 зашумел моторами, взлетел и, набирая высоту, направился в сторону фронта. Члены экипажа были пре­дельно внимательны.

Мгновения подвигов советских летчиков

«Фердинанды» и вправду торопились, как на пожар. «Ильюшины» приближались к ним на малой высоте. Гит­леровцы открыли огонь из установленных на машинах пу­леметов.

Экипажи «ильюшиных»

Экипажи «ильюшиных» вернулись на свою «точку» на предельных остатках топлива. Настроение у Бориса Окрес­тина было приподнятое.

Боевой порядок «ильюшиных»

Фашисты не замедлили использовать даже это корот­кое замешательство в боевом порядке «ильюшиных». Едва Ил-2 Василия Жихарева отклонился от «круга», как один из фашистов зашел ему в хвост.

Желание развернуться и встретить врага пушечным огнем

Осколки снарядов еще раз рубанули крыло самолета Окрестина, рассекли консоль. Летчик с беспокойством по­сматривал через остекление кабины на Ил-2 командира эскадрильи.

Район артиллерий­ских позиций

«Ильюшины» с точностью вышли в район артиллерий­ских позиций. Вражеские зенитчики не дремали и здесь.

Фронтовые маршруты летчиков

Фронтовые маршруты летчиков полка и до этих боев в Белоруссии были далеко не легкими. Везде и всюду: у бе­регов Волги и в небе Донбасса, в Северной Таврии и в Кры­му, откуда они перелетели на 3-й Белорусский фронт со­всем недавно.

Сквозь дым и пламя

Один из фашистов схватился за оружие. Борис сразил его метким выстрелом. Он готов был уничтожить и осталь­ных, но те покорно подняли руки, сдались.

Сближение с «хейнкелем»

Неожиданно пуля проклюнула фонарь кабины, больно обожгла плечо. Бориса бросило в жар:

— Ах ты, мразь фашистская!

Как расправиться с «хейнкелями»?

С изумительной легкостью сразил врага и лейтенант Харитонов. У Бориса даже дух перехватило, когда оба сбитых бомбардировщика, закоптив небо, пошли к земле.

Где эти фашистские бомбардиры?

«Яки» уже набрали высоту около четырех тысяч мет­ров. Пронеслись над разрушенными кварталами города.

Огонь бушевал по всей линии фронта.

Сталинградский и Юго-Восточный фронты

Молодой летчик, недавний выпускник военного учили­ща старший сержант Борис Гомолко узнал об этом девизе защитников твердыни на Волге в первый же день прибы­тия в 520-й истребительный авиационный полк.

Врачебно-летная комиссия

После госпиталя в отделе кадров Ковзана предупре­дили:

— О полетах и не думайте.

— Как же мне с фашистами сражаться?

Спасение летчиков-героев

У нашего летчика хватило бы сил перевалиться через борт кабины, выброситься с парашютом. Но спасения в этом не было.

Ознакомительные полеты для новичков

В этом ознакомительном полете не исключалась воз­можность встречи с истребителями врага. Еще при подхо­де к линии фронта со станции наведения четверке «яков» передали:

Столкновение с вражеским аэропланом

Товарищи с уважением смотрели на старшего лейтенан­та Ковзана. Летчики, особенно молодые, то и дело обраща­лись к нему за советами, просили поделиться опытом та­ранных ударов.



/a∓