Восстановление подбитых самолетов

Наступила осень сорок четвертого года. Наши войска по-прежнему наносили по врагу сокрушающие удары. Гитлеровцы цеплялись за каждый удобный рубеж, сопротив­лялись с отчаянием.

Бой с фашистским «юнкерсом»

Расстояние между «юнкерсом» и нашим Ил-2 заметно сократилось. Глобин нажал гашетку. Прогремела пушеч­ная очередь.

Атака по вражеским танкам

Вражеские танки торопливо двигались к фронту по разбитой полевой дороге. Над ними — мрачное облако пыли.

Удар по фашистским броневым машинам

Ведущий перевел штурмовик в пикирование. Глобин следовал за ним. Он нацелился на один из танков, сосредо­точив на нем все внимание.

Техника пилотирования

Судьба Николая Глобина и Георгия Берегового во мно­гом оказалась схожей. До войны оба они жили в шахтер­ском городке Енакиево.

Яростные атаки немцев

В очередном рапорте инструктор лейте­нант Николай Глобин просил об од­ном и том же — направить на фронт.

Недобитые вражеские самолеты

Алексей Алелюхин был счастлив. Чувство особой гор­дости испытывал он за товарищей. И не только летчиков, но и тех, кто оставался на земле — техников и механиков.

Трескучие пулеметно-пушечные очереди

«Мессеры» уже замыкали вираж, в который удалось им вогнать опрометчивого Сергея. Его гибель, казалось, была близка.

Разрозненный строй «юнкерсов»

Пара «мессеров» все же отважилась снизиться, чтобы получше разглядеть эти невесть откуда появившиеся у русских огненно-алые стрелы.

Силуэты фашистских са­молетов

Командиру эскадрильи сразу стала понятна причина их бегства. Алые стрелы, как и предполагал он, повергли их в страх, вызвали панику, и они дрогнули.

Воздушные бойцы де­журной эскадрильи

У лейтенанта Ершова озорно сверкнули глаза, шевель­нулись, приподнялись густые темные брови, и он неожи­данно рассмеялся.

Боевое дежур­ство

К самолету подъехал заместитель командира полка по политчасти подполковник Н. Ф. Фунтов. Человек общи­тельных!, он был с товарищами прост в обращении, душе­вен и чуток.

Прославленный полководец Александр Невский

Солнечный диск словно завис над землей, озаряя аэро­дром последними лучами. Рядом с командиром молча сто­ял Александр Карасев.

Воинственный пыл немцев

«Яки» и «мессеры» достигли потолка. Казалось, сейчас они разойдутся, и развязка наступит в одной-единственной атаке.

Преимущество гитлеровских пилотов

В эти секунды Алелюхин особенно жалел, что на ко­мандном пункте полка не было генерала Хрюкина. Он непременно дал бы нужный совет, подсказал, как выйти из этой сложной обстановки.

Хваленые немецкие асы

В глубине души Алексей Васильевич и сам жаждал встречи с хвалеными немецкими асами. Ему хотелось вы­яснить, где у противника ахиллесова пята.

Гитлеровские пилоты

Что верно, то верно: фашисты нередко теряли из виду летчика, обладавшего острым, соколиным зрением и со­вершеннейшей техникой пилотирования.

Успех и потери наших летчиков

Нелегко было нашим. Однако именно в то трудное вре­мя младший лейтенант Алелюхин решил вступить в ряды партии Ленина.

Разящие «молнии»

Портрет на обложке журнала еще раз заставил Алек­сея Васильевича вернуться мысленно в то далекое про­шлое, когда ему было немногим более двадцати лет, и он, став военным летчиком, дрался с врагом.

Бое­вые подвиги однополчан

Когда война окончилась, Семен Терентьевич уехал в Ригу, разыскал родных, узнал о гибели отца на фронте.



/a∓