Огневые позиции батареи на бреющем полете

Журавлев остался доволен своим новым ведомым. В этом бою Алексей Герасин был предельно осмотрителен. Бомбы сбросил прицельно.

Удары по наземным целям

Удары по таким наземным целям осуществляли обыч­но штурмовики или бомбардировщики. Но им, видимо, труднее было подобраться к этой цели.

Героические фашистские персоны

Александр Матвеевич снова зашел в атаку. На этот раз он видел в прицеле не только «юнкерса», но и кабину с эки­пажем.

«Поселение» врага

Александр Матвеевич набил их в кабину более двена­дцати тысяч, и теперь он выбрасывал эти листовки за борт через приоткрытый фонарь кабины.

Рассеивание листовок-пропусков

«Миги» все более удалялись от аэродрома. Казалось, еще немного, и наши истребители сумеют срубить третьего в этом бою «юнкерса».

Удар по технике на земле

Поднялся в небо и Журавлев. Он вел в бой четверку истребителей из своей эскадрильи. Набирая высоту, Алек­сандр Матвеевич видел, как на самолет Алаева насели две пары «мессеров».

Воздушный бой с немецко-фашистскими захватчиками

Девять МиГов почти одновременно взревели моторами. И вот уже они понеслись по взлетной полосе, устремились ввысь, навстречу вражеским «юнкерсам».

Вражеские «юнкерсы»

Утро 22 июня выдалось тихим и свет­лым. В синем бездонье неба, на фоне далеких бродячих облаков, что виднелись над самым го­ризонтом, обозначились черные точки.

Скорострельные зе­нитные пушки

Над командным пунктом замигала сквозь дымку и дождь ракета. Штурмовики взлетели. Набрав заданную высоту, гвардейцы, как и условились на земле, развернули машины, вышли на цель.

Изучение обороны противника

К вечеру командир штурмового полка вместе с ведущи­ми групп, мастерами точных штурмовых ударов выехал к переднему краю обороны на рекогносцировку местности.

Удар по крепости

Начиналась знаменитая битва за Бело­руссию. В ожидании команды на вы­лет летчики-штурмовики собрались на лесной опушке, неподалеку от своих грозных «ильюшиных».

Советские пехотинцы

Земля была совсем уже близко. Однако гитлеровцы давно, видно, заметили нашего летчика, следили за ним и, когда поняли, что живым его не взять, открыли ружей­но-пулеметную стрельбу.

Помощь французских летчиков

От такой мысли еще тревожнее застучало сердце. Пинчук снова собрался с силами. Упираясь спиной и но­гами в борта кабины, он еще и еще раз дергал ручку фо­наря.

Французские летчики

Французские летчики быстро сковали боем большую часть истребителей «мельдерсовцев», и четверка наших «ястребков» снова развернулась в сторону «лапотников».

Решающие секун­ды атаки

На выходе из пикирования Пинчук взглянул на рас­павшийся строй фашистских самолетов, поискал взглядом «своего» «юнкерса»: подбил или нет?

Бой с вражескими зенитчиками

Ждать фашистских бомбардировщиков долго не при­шлось. Шесть девяток Ю-87 тянулись к фронту. Шестая девятка, правда, была неполной.

Завоевании господства в воздухе

Сделать это практически гвардейцам не удавалось: не было пока еще открытой встречи с ними в бою. В одном из полетов Пинчук воочию убедился в наглости «мельдерсовцев».

Над самым фронтом

Фронт откатывался на запад. Словно гигантский огненный вал, надвигал­ся он на вражеские оборонительные рубежи.

Молодое поколение витязей нашего неба

Много лет Николай Иванович ничего не знал о друге далекой юности Георгии Береговом, вместе с которым на­чинал свои первые шаги в небо.

Разгром гитлеровцев на территории Польши

Вражеский истребитель ударил очередью. Снаряд за­дел кабину воздушного стрелка. Осколки стекла и металла брызнули Ивану в лицо.



/a∓