Бомбардировка немецких заводов

Для верности майор Перемот использовал одновремен­но два прицела — оптический и визуальный. Важно было не ошибиться в расчетах, точнее определить точку сброса.

Опасность зон обледенения

Льдины срывались с лопастей моторов и барабанили по самолету почти непрерывно. Из этой опасной зоны обледе­нения нужно было выходить без промедления, иначе не­приятностей не миновать.

Защита от воздушного противника

В этом полете на Берлин в кабине стрелка-радиста находился старшина Кушнир. В полку его называли везу­чим.

Ил-4 — превосходный бомбардировщик дальнего дей­ствия

Один из тех снарядов угодил в консоль, изуродовал крыло. Еще один продырявил плоскость в самой середине.

Сосредоточения вражеских войск в близости от линии фронта

Небо все заметнее тускнело. Время от времени Дмитрий Константинович сверял курс и, слушая монотонную песню моторов, внимательно вглядывался в густую синеву без­брежного неба.

Ночные полеты советских летчиков

В ту весеннюю ночь экипажам полка предстояло нане­сти удар по важному военному объекту — заводу летаю­щих снарядов «ФАУ-1».

Штурмов­ка опорного пункта на косе Фриш-Нерунг

5 мая Васильчук вылетел в составе группы на штурмов­ку опорного пункта на косе Фриш-Нерунг. Это был его 104-й боевой вылет.

Листовка-«молния»

Александр снова остался один. Он поднялся к самым облакам, с надеждой посматривая по сторонам. В небе не было ни единого самолета.

Выкуривание немцев

Над задымленным полем, среди стогов сена, полыхали три танка. Подбитыми оказались еще четыре машины. Штурмовики направились домой.

Острие ударной группировки врага

Израсходовав боекомплект, летчики вернулись на «точку».

— Сработали на славу! — заметил Беда.— Рад за но­вичков.

Оттачивание навыков в технике пилоти­рования

Выполняя приказ, новички бороздили небо в районе аэродрома, усердно оттачивали навыки в технике пилоти­рования.

Разгар сражений за Белоруссию

Командир полка В. Ф. Стрельцов накоротке побеседо­вал с новичками, распределил их по эскадрильям. Алек­сандра Васильчука вместе с Владимиром Фогилевым на­правил в эскадрилью гвардии капитана Леонида Беды.

Испытание огнем

Память… На долгие годы, на всю жизнь сохранила она события далекого воен­ного лихолетья. И в тот праздничный день, когда ветера­ны войны шагали по Ленинскому проспекту города-героя Минска, полковнику запаса Александру Дмитриевичу Ва- сильчуку тоже, вероятно, вспоминались однополчане, лет­чики-штурмовики, гвардейцы, в одном строю с которыми громил врага.

Поиски головы танковой колонны

Быть может, Борис Николаевич и забыл бы об этом давнем полете на разведку, если бы через много лет не встретился с одним фронтовиком.

Боевые возможности советских самолетов

На аэродроме Ферапонт Петрович попросил летчика рассказать о самолете, о его боевых возможностях. Борис Николаевич сел в кабину, охотно выполнил эту просьбу.

Блестящая победа семерки «яков»

«Мессеры» свирепо кидались в атаку. Борис Николае­вич оставил на время «юнкерсов», перевел истребитель в набор высоты, чтобы примкнуть к группе.

Строй крас­нозвездных «яков»

Близилось время вылета. По указанию Еремина летчи­ки заняли места в кабинах «яков», поднялись в воздух.

Министерство гражданской авиации

Всего на счету Журавлева 120 боевых вылетов, три сбитых вражеских самолета. Штурмовыми ударами, поми­мо железнодорожного эшелона, он уничтожил свыше ста машин, бронетранспортеров, разных огневых точек.

Обнаружение вражеских самолетов

«Яковлевы» вырулили на взлетную полосу, пара за па­рой уносились в огромное небо.

Майор Журавлев и лейтенант Рубцов вылетели на «свободную охоту».

Фашистские стервятники

«Мессершмитт» попытался было отвернуть от берега, но потерял высоту, врезался в скальный выступ, и облом­ки вражеского истребителя посыпались в море.



/a∓