Военные власти СССР

Чтобы разубедить военные власти станции и успо­коить самих себя, пришлось дать «салют» гостеприим­ной смоленской земле тремя залпами из всех орудий.

Бой под Дарницей

Бой под Дарницей был очень жестоким. Достаточно сказать, что в небе этой железнодорожной станции было около 100 фашистских самолетов.

Раскаленное небо Дарницы

В семейном альбоме Соколовских есть снимок, на котором запечатлено несколько офицеров 20-го отдель­ного зенитно-артиллерийского дивизиона, пожимаю­щих руку Владимиру Францевичу.

Отражение оче­редного налета фашистов

Из остальных стволов вырывались белесоватые вспышки огня. И враг не выдержал, ушел. Капитан Соколовский понимал, что фашисты вернутся.

Дивизион на Неве

Под Невской Дубровкой, у 8-й ГЭС, есть место, кото­рое в годы блокады Ленинграда привыкшие ко всяким опасностям защитники колыбели революции называли «пятачками смерти».

План изгнания фашистов из Москвы

План предложили такой. Как только стемнеет, открыть по противнику огонь из всего оружия, которое есть в наличии: винтовок, пулеметов, орудий.

Боевое крещение в Советской Армии

На «линии Маннергейма» шли тяжелые бои. Красно­армейцы в любую стужу штурмовали неприступную стену зарытых в землю сооружений из бетона и стали.

Полковник двух армий

По широким улицам красавицы-Варшавы шли двое. Они ничем не выделялись из сотен тысяч варшавян. Если посмотреть со стороны: двое пожилых людей вышли на прогулку.

Школа пилотов гражданского аэрофлота

Летом 1972 года из тела Арама Шамировича врачи извлекли несколько пуль и осколков, которые превращали его жизнь в пытку.

После победы…

Разговор казался бесполезным. Но Арам увидел, что Шерман начал колебаться. Правда, упорствовал еще долго: он боялся позора, которым покроется его седая голова солдата.

Откуда берутся эсэсовцы

Задумавшись, генерал Шерман не заметил, что исчез часовой у двери его кабинета. А там, за столом, сидел молодой, черноволосый эсэсовец с черными усиками на красивом лице.

«Мессершмитгы» остаются на земле

До конца войны путь был еще длинным и очень трудным. И всякое доставалось на долю Арама Мир­зояна. Но особенно сложным был захват аэродрома Шпандау.

Освобождение приго­рода Варшавы

Принимал участие Арам и в освобождении приго­рода Варшавы — Праги в составе 185-й гвардейской Панкратовской стрелковой дивизии.

От Буга до Одера

В 1944 году дивизия полковника М. М. Музыкина, в состав которой входил батальон гвардии майора Мирзояна, форсировала Буг.

Военный трибунал в Советской Армии

Он вместе с командиром полка пытался доказать свою правоту, но для тех, кто рассматривал дело, истина была совершенно очевидной: он не выполнил приказ в бою.

Дорога на Ковель

По фронтовым дорогам командир штурмового ба­тальона майор Арам Мирзоян вышел в направлении Ковеля. А тут, перед селом Шайны, заминка вышла.

Разговоры в госпитале

Разговоры в госпитале были уже не те, что в начале войны. Те давние раненые подавленно обсуждали причины поражений, а эти, 1943 года, оптимистиче­ски глядели в будущее, в день после Победы, хотя мно­гие из них потом сложили головы на Украине, в Бело­руссии, Польше, Венгрии, Румынии, Болгарии, Югосла­вии, Албании, Чехословакии, Германии, Австрии, когда уже твердо знали, что день Победы вот-вот грянет.

Орден вручает генерал К. К. Рокоссовский

В предрассветных сумерках в селе прозвучало несколько взрывов. Ошеломленные немцы открыли беспорядочный огонь, чаще всего по своим, так как партизаны сосредоточились у того здания, где нахо­дился Арам.

Командир партизанского отря­да

Штульц взял у солдата штык, разодрал мундир на спине Арама. Вонзил сталь в тело. Вырезал звезду. Мирзоян молчал.

Немецкий контрольный пункт

Все шло хорошо. Вот уже конец села. Осталось ми­новать немецкий контрольный пункт, а там вдали уже виднеется опушка леса.



/a∓