Польские и советские летчики

Воспользовавшись паузой, я спросил, где купить билет. Яцек приветливо сказал, что у него, прямо в авто­бусе, но тут снова загремел бас пана Яна:

Полк «Варшава»

Однако осложнения начались еще в поезде, где я узнал, что он останавливается не на той станции, не­подалеку от которой базировался полк «Варшава», а значительно дальше, откуда мне придется возвра­щаться на польском пригородном поезде.

Они были первыми

И последнее, чтобы уж не было недомолвок: мой сын — белорусский журналист, и родной язык у него, естественно, не украинский.

Знаменитый экипаж «Дианы»

Наверное, Юрий Мушкетик будет удивлен, если узнает, что один из основателей японоведения в Петербургском университете и практически во всей России Владимир Иосифович Яматов, чьи труды изу­чают у нас и по сей день, и вовсе никакой не русский, а чистокровный японец Косаи Татибана.

Вражеские пули

Вместе в одном танке и одном самолете, в одном окопе и одном отсеке боевого корабля сража­лись с врагом воины разных национальностей за нашу общую Родину.

События в многонациональном Казахстане

Тогда я не очень задумывался над сомнениями

испанской писательницы, и мы с Алексеем Михайло­вичем дружно рассмеялись.

Вступление в члены КПСС

И рассказал о тех, кто давал ему рекомендацию для вступления в члены КПСС.

— Хотя давно мы и разъехались, а всех помню,— задумчиво проговорил капитан Куадже.— Майор Кли­ментьев Владимир Петрович по национальности рус­ский, но является воспитанником узбекского детдома в Ташкенте.

Командующий авиации Красной Армии

Хорошо сложилась судьба и у остальных членов семьи Куадже.

Старшая сестра, Светлана, окончила институт и работает инженером-химиком на одном из предприятий Ленинграда.

Семейство Куадже из Адыгеи

Свое подразделение Владимир считает второй семьей, оно столь же дружное, как и все его разноязыкие родственники, которых сблизил великий русский язык — он стал для них всех родным.

Грозные годы Великой Отечествен­ной войны

Владимир Загитов после посадки вышел из кабины, с удовольствием ощутил на своем разгоряченном лице освежающее прикосновение ветра.

Курс прокладывают Загитовы

Ракеты «противника» будто сквозь землю провали­лись. Уже сам командир эскадрильи вылетел в район поиска, чуть ли не каждый кустик там обнаружил, а ракет «земля-земля», которые «противник» пригото­вил для нанесения неожиданного удара, не было видно.

«Не только мы выбираем язык»

На что командующий войсками Краснознаменного Белорусского военного округа ответил:

— В учении принимают участие обычные летчики обычной авиационной части.

Совещание отличников боевой и политической подготовки

В эскадрилье помнят случай, который произошел в ходе тактического учения. Маршрут был нелегким, летели на предельно малой высоте.

Боевой курс для атаки

Быть ведомым у подполковника Азарушкина одно­временно и легко и трудно — в этом Хайруди убедился с первых групповых вылетов.

Совершенствование полетов

Назвал аэродром, куда получил назначение. Так совпало: именно с этого аэродрома я в свое время начи­нал службу на белорусской земле.

Врачебно-летная комиссия

Прошло какое-то время, и слышу я новость — Аза­рушкин в госпитале. Сначала подумал, что просто медкомиссию проходит. «Нет,— говорят,— болеет.

Воздушная и тактическая обстановка

Да, летал здорово Петр Азарушкин. А по служебной лесенке двигался нетопропливо. На должности рядового летчика без малого девять лет находился.

Обеспечение безопасности летчика

Все прильнули к окнам. С тревогой и надеждой смотрел в небо и техник того самолета, за жизнь которо­го сейчас боролся Азарушкин.

Переход в контрнаступление

Капитан Азарушкин повел свою четверку. Пары истребителей-бомбардировщиков выполнили несколько заходов, метко поражая реактивными снарядами противовоздушную оборону «северных».

Понтонные переправы через белорусские реки

Попытался сержант Азарушкин сосчитать все те вод­ные преграды, которые пришлось преодолевать, и сбился со счета.



/a∓